О художниках Михаиле Перуцком и Надежде Субботиной

Михаил Перуцкий из местечка Славута Волынской губернии, лишь минет ему четырнадцать, уедет в Одессу, определится юнгой на корабль дальнего плавания «Кострома», а затем – конторщиком в страховое общество «Саламандра», иначе не оплатить уроки живописи в школе Ю. Бершадского. С 1915 года он ратник ополчения на фронте. Вернувшись, продолжит занятия в Одесском художественном училище и войдет в Общество независимых. В 1917-18 он инспектор Губнаробраза по сбору художественных ценностей. В 1919 – один из организаторов изостудии для рабочих и красноармейцев. В 20-м возглавил агитплакатную мастерскую ЮгРОСТА. Направленный на курсы Вхутемаса в Москву, включился в работу отдела ИЗО НКП и подсекции художественного воспитания (Главсоцвосп) в группе инициаторов «Нового общества живописцев». На десятилетия его тема – память об улочках, окрестностях, жителях Славуты.

… Надежда Субботина, работала вместе с мужем, Михаилом Перуцким, в поездках: осенью 30-го на Металлургический завод в Днепропетровске, в 32-м – в Батум, где он писал портреты ударников Азнефти, а она - людей, работавших на чайных плантациях, в 36-м – в совхоз Чаква. И поездки для них - якорь спасения: весной 1930-го умер, отравившись рыбными консервами, трехлетний сын Остап. Близкие художники, часто бывая у Перуцкого и Субботиной на Большой Полянке, помнили, что лицо хозяйки обычно было опухшим от слез. В командировках, где время поджимает, превозмогая себя, находили силы для абсолютной сосредоточенности на портретируемых.

(Опубликовано в книге Ройтенберг О.О. «Неужели кто-то вспомнил, что мы были…». Москва, 2008. С. 107, 188, 189).

наверх