Федя Глебов – русский пейзажист…

И когда вернулась тишина,
Возвестив о щедрых переменах,
Он ее запечатлел сполна
На холстах своих послевоенных.

Название статьи и четверостишье, взятое в качестве эпиграфа, принадлежат перу известного советского поэта Якова Хелемского. Стихотворение, посвященное памяти фронтового друга, было опубликовано в журнале «Знамя» №5, 1985 г.

Решение написать статью о замечательном русском художнике Федоре Петровиче Глебове возникло после знакомства с его вдовой - чудесной женщиной, художницей Екатериной Васильевной Сыромятниковой. Мне, как любителю и почитателю отечественной пейзажной живописи, было интересно ближе познакомиться с творчеством Федора Петровича, так как, несмотря на весьма скудную информацию о нем, меня не оставляло чувство, что Федор Петрович является незаурядным живописцем. Встреча с Екатериной Васильевной в мастерской Федора Петровича превзошла все мои ожидания. То, что я увидел и услышал, глубоко тронуло меня. Мне посчастливилось встретить настоящие произведения искусства, притом не только станковой живописи, но и графики. Я узнал о подробностях жизни Федора Петровича, которые в советское время никогда и нигде не упоминались, так как в это время, в силу вполне понятных причин они не могли быть обнародованы. Мне по-новому открылось творческое наследие замечательного русского художника – Федора Глебова. По мере знакомства с его искусством, становились понятными истоки и значение этой личности в развитии русского пейзажа второй половины ХХ века. Возникло огромное желание написать о Федоре Петровиче, чтобы можно было поделиться своими впечатлениями с максимально возможным количеством людей влюбленных в нашу природу и натурное ее отображение, почитающих исконные культурно-национальные традиции.

Прошло уже более четверти века со дня смерти Федора Петровича. Более двадцати лет прошло со времени проведения последней персональной выставки художника, организованной и проведенной Екатериной Васильевной. Время - быстротечно и безжалостно. Остается все меньше людей, которые лично знали Федора Петровича, знали обстоятельства его жизни и творчества. В искусство пришло молодое поколение, которое просто не слышало фамилии художника и не видело его картин. Да и посмотреть их в Москве признаться негде. Из тех картин, которые находятся в собрании Государственной Третьяковской Галереи большинство «томятся в неволе» в ее обширных запасниках и лишь единичные полотна доступны для любителей живописи. Изредка выпускаются искусствоведческие издания, где приводятся иллюстрации одной двух работ художника, цитируются добрые слова о его таланте. Правда, при этом, иногда путаются отчество автора и год его смерти, что искажает даже такую скудную информацию о художнике.

Между тем, живописец Федор Глебов при жизни был известен и любим зрителями, ценим и уважаем коллегами по призванию. В 1973-ом году в Москве прошла персональная выставка работ художника, которая получила широкую и благожелательную прессу. Был издан каталог выставки. В 1974-ом году Федору Петровичу Глебову было присвоено звание Заслуженного художника РСФСР. В 1975-ом году прошли персональные выставки мастера во Владимире, Рязани, Кирове, Сыктывкаре. Издательство «Советский художник» выпустило подборку шестнадцати репродукций его картин. Произведения Федора Глебова были приобретены областными и республиканскими музеями, муниципальными галереями. В 1985-ом году в издательстве «Советский художник» вышла монография А. Ягодовской «Федор Глебов», основанная на итогах его персональной выставки. Однако в дальнейшем наступили годы забвения. Этому способствовали сложные социально-политические перемены, которые происходили в нашей стране и привели к развалу СССР, крушению существовавшей системы власти. Изменилась страна, изменилась жизнь людей, к сожалению, не во всем в лучшую сторону. Изменилось наше искусство, и в частности живопись. Социалистический реализм, как творческий метод, был осужден за идеологизацию искусства, и с этим трудно не согласиться. Но «идеологи от искусства», к сожалению, в их число вошли и весьма известные искусствоведы, постарались опорочить и собственно реализм, как направление изобразительного искусства. Оно стало считаться не актуальным. Все средства массовой информации, особенно телевидение, не устают рекламировать то, что теперь стало называться «актуальным» искусством». У обывателя не искушенного в художнических коллизиях активно формируется мнение о модности подобного самовыражения. А как же, надо равняться на «передовой» Запад. При этом никто не задумывается над тем, что когда появляется мода, умирает настоящее искусство. В этом видимо и состоит цель тех, кто тратит огромные средства на проведение бесконечных конкурсных биеннале современного искусства, «арт-манежей» и других выставок современного искусства. Для утверждения этой неправедной цели творчество такого мастера, каким был Федор Петрович Глебов никак не подходит, что и является основной причиной забвения его имени.

Четверть века - это достаточная дистанция, с которой человек, лично не знавший художника и не испытавший на себе его обаяния, мог бы, по возможности объективно, оценить его творчество и осознать его вклад в историю русской живописи. Чтобы попытаться это сделать, прежде всего потребовалось ознакомиться с публикациями о творчестве художника Федора Глебова. Федору Петровичу повезло. Его окружали высокопрофессиональные талантливые люди, которые хорошо знали и высоко ценили мастера. Речь идет об Анне Тимофеевне Ягодовской, Иване Борисовиче Порто, Нине Николаевне Ватолиной, которые в разное время выпустили статьи о художнике, где исключительно тонко и по искусствоведчески точно проанализировано его творчество. Из этих статей выкристаллизовался не только образ художника, но и человека. Становилось понятным, что для художника самой большой страстью в жизни была любовь к родной природе. Именно этим были продиктованы все его жизненные шаги по выбору профессии.

Нина Николаевна Ватолина писала: «Те, кто знал Федора Петровича Глебова, не могли не попасть под его обаяние – естественность, искренность, ненавязчивая веселость, живой ум заставляли дорожить даже кратким общением с ним. Само воздействие его на окружающих обладало особым свойством: трудно представить себе, чтобы в его присутствии можно было допустить бестактность, резкость, запальчивость, словно внутренняя доброжелательность и безусловное доверие к собеседнику снимали необходимость как-то заявлять о себе, естественно вызывали в нем ответную симпатию и дружественность. Чувство равенства, готовность понять высказанную мысль, стать на точку зрения другого человека рождались из природного достоинства, хочется сказать, благородства натуры Глебова и были, по-видимому, связаны с его разносторонней одаренностью.

Федор Петрович любил музыку, прекрасно пел под аккомпанемент гитары, помнил тексты и мелодии множества народных песен. Можно предположить, что музыкальное чутье, чувство ритма распространялись и на его восприятие природы, как бы озвучивая и гармонизируя зрительный образ, придавая ему порой плавный, распевный, песенный размах».

Глебов любил с детства и хорошо знал русскую и западноевропейскую поэзию. Он сам писал стихи, изучал облик и повадки животных и особенно птиц. В середине тридцатых годов им были запечатлены на иллюстрациях птицы, обитающие в наших широтах, для издания «Полного определителя птиц СССР» профессора-орнитолога С.А. Бутурлина. Бутурлин считал молодого Глебова соавтором своего научного труда. Федор Петрович писал рассказы об охоте, которые публиковались в журнале «Охота и охотничье хозяйство», мастерил удивительные механические игрушки из дерева - фигурки зверей, птиц, фольклорных персонажей. Но конечно главным делом его жизни была пейзажная живопись.

Во всех статьях о Глебове, опубликованных в советское время чувствуется какая-то недосказанность. В них отсутствует какое-либо упоминание о родителях художника, о его детских годах. Описываемый образ высококультурного, интеллигентного человека плохо увязывался с его конкретными биографическими данными. После общения с Екатериной Васильевной мне стало все понятно. Все дело было в происхождении художника. Оно у него оказалось «подозрительным» в классовом отношении и потому опасным для самого мастера. В своей автобиографии Глебов писал: «Я родился в 1914 году в Москве в семье научного работника – зоолога. Отец умер в 1922 году, будучи научным сотрудником отдела животноводства всероссийского союза сельскохозяйственной кооперации. Мать домохозяйка жила в Москве и умерла в 1966 году». Все написанное здесь, правда, но это всего лишь ее часть. Об остальном в советское время лучше было не писать и не упоминать.

Федор Петрович Глебов являлся потомком известного дворянского рода. Глебовы состояли в близком родстве с князьями Голицыными, Трубецкими, с графом Орловым-Денисовым, с Толстыми. Среди предков Глебова со стороны отца были такие известные люди, как казачий генерал, герой Отечественной войны 1812-ого года, друг Дениса Давыдова граф Василий Васильевич Орлов-Денисов, старший офицер Михаил Павлович Глебов - близкий друг Михаила Юрьевича Лермонтова, бывший секундантом поэта на роковой дуэли. За бабушкой будущего художника красавицей Софьей Николаевной Трубецкой ухаживал молодой офицер граф Лев Николаевич Толстой. В дальнейшем, в романе «Война и мир» черты и характер Софьи Николаевны нашли отражение в образе Наташи Ростовой.

Отцом будущего художника был состоятельный коннозаводчик Петр Владимирович Глебов. В большом имении Глебовых сельце Барыковке, что под Москвой, разводились чистокровные породы лошадей и русских гончих. Глебовские рысаки и гончие считались лучшими в России. Охота и верховая езда были любимыми занятиями Глебовых.

Матерью художника стала потомственная дворянка Мария Александровна Михалкова - родная тетя поэта Сергея Михалкова и двоюродная бабушка Андрона Михалкова-Кончаловского, а также Никиты Михалкова. Рано потеряв родителей, Марица, так ее называли домашние, воспитывалась опекуном генералом-лейтенантом Владимиром Федоровичем Джунковским - известной исторической личностью (Джунковский был губернатором Москвы в 1902-1906 годах, царским наместником в Туркестане, товарищем министра внутренних дел, другом Николая II). Воспитание Мария Александровна получила в известной в Москве классической гимназии Фишера, где девочек обучали согласно мужской программе. Первым мужем Марии Александровны стал красавец Владимир Кристи, сын московского генерал-губернатора Григория Ивановича Кристи и княгини Марии Николаевны Трубецкой. От этого брака у Марии Александровны родились три сына: Владимир, Сергей и Григорий. Однако брак оказался не счастливым. Владимир Григорьевич Кристи оказался страшным ревнивцем, человеком с неуравновешенным, необузданным характером. Летом 1911-ого года разразился грандиознейший скандал. Кристи, обезумев от ничем не обоснованной ревности, в вагоне царского поезда застрелил князя Петра Трубецкого – своего родного дядю. Совместная жизнь супругов стала невозможной. Марией Александровной был получен развод. Кристи волей Николая II выслали в Бессарабию.

Петр Владимирович Глебов - двоюродный брат Владимира Григорьевича Кристи, хорошо знал Марию Александровну и был в нее влюблен. Мария Александровна тоже полюбила изящного, стройного, всегда элегантно одетого молодого человека, имеющего хорошее воспитание и образование. В 1913-ом году она вышла за него замуж. Петр Владимирович стал отцом для сыновей Марии Александровны. Пятого января 1914-ого года в Москве в доме на улице Грановского у Марии Александровны родился четвертый сын, названный Федором, который в последствии и стал замечательным русским художником, одним из лучших пейзажистов второй половины ХХ века.

Самым замечательным в истории жизни семьи Глебовых является то обстоятельство, что рождением сына Федора вклад семьи Глебовых в будущность отечественной культуры не ограничился. Через год у Глебовых родился еще один сын, названный Петром. Петр Петрович Глебов вошел в историю нашей культуры ХХ века как замечательный, всенародно любимый актер, сумевший в своих ролях выразить наиболее характерные черты русского человека. В памяти народной Петр Глебов останется в кинообразе Григория Мелехова. Роль Мелихова, сыгранная Глебовым по экранизации романа Михаила Александровича Шолохова «Тихий Дон» является одной из вершин актерского мастерства.

Братьям Глебовым был дарован большой талант свыше. Они избрали разные области искусства, но каждый из них упорной работой добился замечательных результатов в избранной ими профессии. Творчество обоих братьев глубоко национально. Каждый из братьев проявил себя как настоящий русский патриот, влюбленный в родную природу и русского человека. Этому способствовало их воспитание, полученное в детстве. С ранних лет братья росли в единении с природой. До революции Глебовы жили в Москве и в богатом имении Назарьево, что под Москвой. Федор Петрович вспоминал, что в московском доме на первом этаже была комната, где находился вольер, в котором свободно резвились различные птицы: снегири, щеглы, синицы, сойки. После Октябрьской революции 1917-ого года, когда в Москве стало не безопасно, Мария Александровна с детьми переехала жить в Назарьево. Петр Владимирович не мог покинуть Москву по долгу службы, поэтому приезжал в Назарьево только по праздничным и выходным дням. Как самые дорогие воспоминания детства у Федора Петровича оставались совместные походы братьев с отцом на охоту. Петр Владимирович был страстным охотником, и любовь к охоте передалась его сыновьям. Петр Владимирович умер летом 1922-ого года, заразившись тифом в командировке в Поволжье, где он отбирал коней для Красной Армии. Вся забота о воспитании детей, а в это время с Марией Александровной проживали младшие сыновья Федор и Петр, легла на ее плечи. Глебовы были выселены из своего имения, где расположилась школа-интернат для беспризорников. Многие родственники покидали Россию и настаивали на отъезде семьи, но Мария Александровна не представляла своей жизни вне России и решила остаться на Родине. Место для проживания нашлось в двух километрах от Назарьева в деревне Дарьино. Чтобы выжить в эти трудные времена пришлось привыкать к совсем другой деревенской жизни. Выжить помогло натуральное хозяйство. Были заведены куры, утки, корова. Жизнь была трудная, всем приходилось много работать. Братья учились в школе-семилетке при детском доме Наркомпроса. Но главное воспитание они получили от матери. Мария Александровна привила сыновьям любовь к литературе. Она много читала им вслух из русской классики. Деревенская жизнь, кроме знакомства с крестьянским трудом, дарила им возможность постоянного общения с природой, которую они научились любить и понимать. Охота, рыбалка, ловля и продажа птиц на рынке в дачном местечке «Жаворонки» помогала выживать.

Рисовать Федор Петрович начал с детства. По воспоминаниям брата Петра Петровича в школе, где они учились, был хороший педагог-художник. Он усмотрел в Фединых рисунках задатки будущего живописца и стал всячески их развивать. Однако желание охотиться было настолько велико, что после окончания школы, когда нужно было выбирать, куда пойти учиться, Федор Петрович выбрал то, что казалось ему близким и любимым. В 1930-ом году он поступил в техникум при центральной агробиостанции в Москве на охотоведческий факультет. После ликвидации факультета в 1931-ом году, Федор Петрович работал лаборантом на биостанции при Лосиноостровском заповеднике. Любовь к охоте Федор Петрович сохранял всю жизнь. Он был настоящим потомственным охотником: умел читать следы, умел приманивать уток, тетеревов и даже лисиц. Федор Петрович был человеком тонкого лирического склада, высокоодаренной натурой. Призвание быть художником, до поры до времени не было им осознано. Это понимание придет вместе с совершеннолетием. В 1932-ом году восемнадцатилетний Федор Глебов оказался зачисленным на второй курс Московского художественного училища памяти 1905 года.

Годы учения в художественном училище свели Глебова с замечательным наставником – выдающимся пейзажистом Николаем Петровичем Крымовым. Личность и уроки учителя оставили неизгладимый след в душе художника. «У Крымова я учился не два года, а всю жизнь» - скажет он через многие годы. После окончания училища Глебов поступил на второй курс Московского художественного института. В институте Глебову снова повезло с преподавателями. Молодой художник учится у замечательных живописцев С.В. Герасимова и А.А. Осмеркина. В 1941-ом году студент Глебов готовился к дипломной работе, но война поломала все планы и надежды. Федор Петрович делает свой гражданский выбор, вместо возможной эвакуации в Самарканд, он добровольцем уходит в народное ополчение на фронт. На фронте Глебов служит пулеметчиком, командиром взвода. В бою под Юхновым, получив тяжелое ранение, оказывается в госпитале. После излечения вновь отправляется на войну в качестве художника фронтовой газеты. В 1946-ом году Глебов возвращается в институт и в 1948-ом защищает дипломную работу «На фронтовой дороге».

Талант художника у Федора Петровича креп и развивался постепенно по нарастающей в течение всей его жизни. Каждый шаг его неуклонного творческого роста основывался на предыдущем, вытекающим из накопленного жизненного и творческого опыта. Корреспондентская практика изорепортера определила первые самостоятельные шаги художника в искусстве. Глебов обращается к графике. Он работает в техниках акварели и линогравюры, иллюстрирует многие книги. Наиболее известны его иллюстрации к роману А. Фадеева «Молодая гвардия». Оригиналы этих иллюстраций, выполненные черной акварелью хранятся в Русском музее в Санкт-Петербурге. Большое значение для развития творчества художника имела также встреча с замечательным русским писателем Михаилом Михайловичем Пришвиным. Философско-лирическая проза Пришвина о русской природе как нельзя лучше отражала мысли и чувства самого художника. Глебов осуществляет оформление юбилейного издания книги «Весна света». Иллюстрируя Пришвина в своих тонких, мягких акварелях Глебову удается соединить ощущение натурного биения жизни с глубоко поэтическим ее восприятием. Это стало творческой удачей художника. Иллюстрации к книге, мастерски выполненные им, были приобретены Государственным литературным музеем в Москве.

Качественному скачку в творчестве художника способствовала и продолжавшаяся дружба с Николаем Петровичем Крымовым, которая в пятидесятых годах становится особенно сердечной. Частые беседы об искусстве помогли Федору Петровичу углубить знания, полученные во время учебы. Эти встречи двух талантов способствовали более ясному пониманию сути творчества настоящего художника-пейзажиста, они в значительной мере способствовали обретению индивидуального подхода мастера к пониманию природы. Николай Петрович высоко ценил творчество Глебова и считал его любимым своим учеником. Об этом говорит тот факт, что у вдовы живописца до сих пор хранится этюд Крымова, подаренный другу с собственноручной надписью: «Дорогому и любимому моему ученику Феде Глебову Ник. Крымов 3 марта 1951 г.».

Дальнейшему развитию творчества художника способствовали многочисленные поездки по стране. В путешествиях на Кольский полуостров, к Белому морю, в Крым рождаются пейзажи, где проявляются одушевленность, теплота сочувственного взгляда автора на природу. В шестидесятые годы наступает время творческой зрелости художника. Основным жанром его живописи становится среднерусский пейзаж. Мастер тонко чувствует красоту лесных далей, очарование озер, живописность перелесков и простор полей. Пейзажист по призванию, Глебов воспринимает окружающий мир через натурномотивное восприятие и доносит это свое видение до нас непосвященных. Окрепшее мастерство живописца и осознание индивидуальности своей творческой манеры, позволяет ему не ограничивать себя в выборе тем и мотивов – не бояться обвинений досужих критиков во вторичности его творчества.

Суть творчества Федора Петровича удачно сформулировал Иван Борисович Порто: «В первых же пейзажах, написанных на калининской земле, мы видим своеобразный и глубоко индивидуальный подход художника к пониманию природы, неоднократно служившей натурой для многих поколений живописцев. Он создаст произведения, передающие не столько зрительное правдоподобие окружающих мест, сколько смысл и содержание их образного начала. Картины Глебова отличаются особой драматургией, в них всегда присутствует индивидуальное восприятие натуры. В одних случаях художник стремится передать динамику пейзажа, в других, наоборот, покой и тишину в природе. Но в каждом из произведений зритель всегда чувствует глубоко пережитое отношение автора к изображаемому мотиву. На полотнах Глебова воссоздан не просто облик полюбившихся живописцу мест, вдохновивших его творческое воображение, а, прежде всего, изображен ландшафт, содержащий определенную и вполне конкретную образную и живописную концепцию. И это позволяет нам говорить о творческой зрелости мастера. Внимательно изучая натуру, следуя ее законам, Глебов в своих композициях изображает ее в соответствии со своими замыслами и поставленными задачами, добиваясь наиболее полного и исчерпывающего выражения образной идеи». Эти слова известного художественного критика относятся не только к тверским пейзажам, но ко всей живописи художника, удивительно цельной и гармоничной.

Если говорить об общих чертах, объединяющих живописные произведения мастера, следует, прежде всего, отметить их тщательную разработку и выверенность тональных отношений цвета, оригинальность композиционных построений, декоративность.

Глебов любил летние сюжеты, когда природа предстает перед нами во всем своем великолепии. Зеленый цвет – любимый цвет художника. Он обладал способностью, как никто другой, передавать в своих картинах любой его оттенок. Мастер любил мотивы с высоким небом, украшенным плывущими по нему облаками. Федор Петрович предпочитал изображать дороги в боковых ракурсах, под прямым или почти прямым углом, направленным к зрительному центру композиции. В качестве характерного технического приема художника можно отметить широкое использование тональной растяжки цвета при формировании пространства картины.

В последний год своей жизни - осенью 1980-ого года Федор Петрович создал работы, которые несколько отличались от всех предыдущих по манере исполнения. В них художник отказался от фактурного корпусного письма. Живопись при этом утончилась, стала более нежной. Появился эффект гобеленности, свойственной манере Борисова-Мусатова. На эту же особенность изменения творческого почерка художника обратила внимание и Нина Николаевна Ватолина, которая отметила «бархатистую гобеленность» в картине «Осенний паводок», написанную осенью 1980-ого года. Это говорит о том, что до последних дней своей жизни Федор Петрович находился в постоянном творческом поиске и только преждевременная кончина, прервала его дальнейшее развитие.

Подводя итоги, следует сказать, что творчество художника Глебова и его роль в развитии отечественной пейзажной живописи представляется явно недооцененными. Во всем наследии художника в станковой живописи полностью отсутствует то, что называлось «социальным заказом». Художник не писал тематических картин, в его живописных работах полностью отсутствует какая-либо ангажированность. Авторитет Глебова-пейзажиста был настолько высок, что Министерства культуры СССР и РСФСР, а также Союз художников, заказывая Федору Петровичу картины, не ограничивали его в выборе тем и мотивов. Сам же художник предпочитал запечатлевать в своих картинах только удивительную красоту родной природы. Оценивая живописное творчество художника нужно отметить удивительный факт, не уходя в «тихую эмиграцию» и не выпадая из художественного процесса страны, художник смог счастливо избежать в своем творчестве влияния идеологизированного реализма. Думаю, что добровольный отказ художника от изображения в своих работах успехов социалистического строительства помешали художнику при жизни добиться большего признания власть предержащих. Федор Петрович Глебов избежал подобного соблазна, поэтому его творчество оказалось вне рамок соцреализма. Творчество художника гораздо шире. Оно обладает общечеловеческой ценностью, поэтому Федор Глебов с полным правом может считаться подлинно русским художником.

Творчеству Глебова не был чужд импрессионизм. Он с легкостью мог поймать и отобразить в своей картине последние лучи заходящего солнца на кронах деревьев, как, например, в картине «Летний вечер» (1978). Однако талант, знание и тонкое понимание родной природы, его творческие возможности как художника позволяли ему с успехом решать задачи куда более сложные, чем задачи простого этюдизма. Федор Петрович был истинным картинщиком, в лучшем смысле этого определения. Он являлся прямым наследником творчества таких картинщиков как Левитан, Куинджи, Рылов, как его любимый учитель Крымов. Огромная заслуга Федора Петровича состоит в том, что он, в условиях второй половины ХХ века, сумел поддержать и развить эти традиции великой русской пейзажной живописи, внеся в нее свое глебовское понимание природы.

(Опубликовано в журнале «Художник» № 1 2006).

наверх