О Григории Степановиче Зозуле

Выставка произведении Григория Степановича Зозули знакомит нас с художником, для которого искусство составляло смысл жизни, с художником, необычайно требовательным к себе и преданным любимому делу.

Г.С. Зозуля работал в оформительском, театрально-декорационном искусстве, живописи и графике. К сожалению, от театральных эскизов и особенно от проектов оформленных им площадей, интерьеров и выставок сохранилась очень незначительная часть. Но и те немногие эскизы и проекты, что представлены на выставке, позволяют судить о характере его дарования.

Мы видим художника, свободно владеющего пространствам и цветом, любящего жизнь и воспринимающего ее как праздник цвета.

Но это не значит, что все работы Г.С. Зозули полны ощущением радости. Среди них есть и такие, в которых звучит грусть, предощущение одиночества. Этим настроением отмечены произведения станковой живописи и графики, как правило, небольшого размера. Как будто этот большой и сильный человек не хотел в полный голос говорить о своих горестях, а тихо, почти шепотом, поведал о них в миниатюрах.

Давая общую характеристику художнику, нельзя не сказать, что талант декоратора проявлялся во всех видах и жанрах искусства, в которых ему приходилось работать.

С юношеских лет Зозуля был страстно увлечен театром. Выступал сначала как актер, потом как актер и художник и впоследствии только как художник. Свою любовь к этому волшебному, «все преображающему миру он: пронес через всю жизнь. Когда художник работал в театре, это были декорации. Когда станковая живопись заняла основное место в его творчестве, картины и пейзажи строились по принципу кулисных декораций и как бы ждали необычности сценического освещения.

Родился Григорий Степанович Зозуля 26 января 1893 года в Киеве. Еще в годы учебы в Строгановском училище, с 1913 года, молодой художник работает декоратором в театрах Москвы, Петербурга, Минска и других городов.

Его учителем был Владимир Евгеньевич Егоров – человек незаурядного таланта и смелости творческой мысли, к тому времени уже оформивший ряд спектаклей в Московском Художественном театре, в театрах Зимина, Незлобина и Корша. Отметив Г.С. Зозулю среди своих учеников, Егоров приглашает его для исполнения декораций.

Не менее успешно Г.С. Зозуля выступает и как актер – в спектакле «Орлеанская дева» в театре Незлобина, в комедии А.Н. Островского «На бойком месте» в Доме учителя в Москве.

В 1917 году Григорий Степанович пишет декорации для театра Новослободского народного дома к спектаклю «Пиковая дама». Позднее, в 1928 году, он оформляет спектакль А.М. Горького «На дне». Газета «Известия» отметила, что для спектакля «...были сделаны специальные декорации, в новой планировке, с остроумным и скорым превращением «ночлежки» в «двор» III акта». Как мы видим, знание театра, актерская работа и уроки В.Е. Егорова не прошли даром для художника.

К началу двадцатых годов относятся работы Г.С. Зозули, говорящие о постижении им законов конструктивного построения пространства. В станковых произведениях этого периода чувствуется преобладание формальных задач, категоричность молодости. Например, в акварели «Корчуют» (1923) увлеченность конструктивным началом заставляет автора забыть о специфических особенностях материала и техники. Акварель, лишенная тонкости и прозрачности, воспринимается скорее как гуашь.

Тем же принципом противопоставления плоскостей открытого цвета руководствовался художник в пейзаже «На краю деревни» (1925).

С «Автопортрета» (1926) на нас смотрит зорким, испытующим взглядом человек, который хочет постичь суть сложного и многогранного мира. Лицо выдает напряженную работу мысли. Сложность пластической схемы в этой работе сочетается с углубленными живописными поисками.

1928 год стал переломным в творчестве художника. Он начинает пристальнее присматриваться к жизни, на смену вычурным конструкциям приходит ясность композиции.

К концу двадцатых годов Г.С. Зозуля пишет ряд пейзажей Москвы: «Завод», «Зимний этюд города». Основное внимание в них автор уделяет живописи. Цвет торжествует над конструкцией, выступает носителем эмоционального начала. Так, в пейзаже «Городские задворки» (1928) цвет передает разлитое в воздухе дыхание весны. К 1928 году относится и пейзаж «Березы у плетня», в котором впервые прозвучало стремление автора к «картинной» организации плоскости холста.

На седьмой выставке «Бытие» в 1929 году Г.С. Зозуля показал композицию «Флаги», необычную по пластическому решению.

В начале тридцатых годов меняется изобразительный язык его произведений: высветляется живописная палитра, в акварели появляется прозрачность, которая еще только была намечена в «Мельнице в Архипо-Осиповке» (1925).

Пейзаж «Севан» покоряет нас жемчужными переливами голубовато-серебристо-белой цветовой гаммы. Тонкость живописных отношений отличает натюрморты «Черный виноград и груши» (1934) и «Зеленый виноград и груши» (1935).

В тридцатые годы основное внимание Г.С. Зозули занимало оформительское искусство. С 1930 по 1936 год он работает художником-оформителем во Всекохудожнике. В Москве им выполнены проекты оформления музея в Доме крестьянина (1931), юбилейной выставки Промкооперации (1932), Отчетной выставки Наркомтяжпрома в Доме Союзов (1935).

В 1935 году начинается работа Г.С. Зозули на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке, где ему принадлежат проекты оформления павильонов «Главтабак», «Главконсерв» и «Башкирская АССР».

Творческую работу Г.С. Зозуля совмещает с общественной деятельностью, активно участвуя в жизни Московского союза художников. В эти годы он много ездит по стране, создает серии пейзажей Северного Кавказа и Украины. Не забывает художник и о театре. В 1936 году он оформляет спектакль «Бедность— не порок» А.Н. Островского для клуба завода имени М.В. Фрунзе.

В 1941 году вместе с семьей художник уезжает в Ташкент, где пишет серию пейзажей города. Это небольшие по размеру рисунки, акварели, монотипии. В работах 1941 года преобладает графическое начало: «Старый город», «На бульваре», «Площадь Карла Маркса». В этих пейзажах все наполнено трепетным волнением. С любовью и теплотой художник рассказывает о жизни, которая его окружает. Интересны акварели «Угловой дом» и «Вечереет в старом городе» (1942). Внимание автора к отдельным, казалось бы, второстепенным деталям не только не мешает целостности восприятия, а напротив, помогает ощутить неповторимость национального колорита. Природа в пейзажах Г.С. Зозули органично связана с жизнью города и людей.

Глубина цвета отличает пейзаж «Теплый вечер» (1943).Ощущением тревоги наполнены монотипии 1942—1943 годов: «Лунная ночь», «Старые карагачи», «Два тополя». Сдержанность цветовой гаммы рисунков и акварелей первого года эвакуации сменяются богатством колористического строя монотипий. Энергичность живописного мазка как бы передает внутреннюю взволнованность.

В эти же годы художник создает акварель «Портрет сына» («Было голодно», 1941) — произведение глубоко эмоциональное: не по-детски печальные глаза, неудобная поза мальчика, нервный характер его движений – все говорит о глубине переживаний. Напряженность передана и в композиции портрета и в общем цветовом решении.

И тем не менее тяготы военного времени не отняли у художника дара воспринимать мир как праздник цвета.

С энтузиазмом и вдохновением принялся работать Г.С. Зозуля в Ташкентском театре оперы и балета. Здесь была и исполнительная работа и создание эскизов декораций к спектаклям. Вновь раскрывается его талант декоратора, умение оперировать объемом, пространством, цветом. Какими яркими выглядят эскизы декораций к опере «Тароби»! Художник смело использует национальные мотивы и покоряет зрителей красочной феерией цвета.

По возвращении в Москву Г.С. Зозуля продолжает работать в театре. А с начала пятидесятых годов все больше и больше занимается живописью, пишет пейзажи Узбекистана, Волги, Подмосковья, работает над натюрмортами.

Постепенно его станковые работы приобретают чисто декоративное звучание. Эта трансформация особенно чувствуется в натюрмортах. Если такие работы, как «Белые флоксы» (1957) и «Черная бутылка» (1958), передают материальность предметов, то натюрморты «Серый день» (1960), «Подсолнухи и флоксы» (1961) построены по принципу плоскостных декоративных панно.

Излюбленные художником золотисто-желтые тона оказываются фоном его натюрмортов и придают им праздничный характер.

В пейзажах последних лет также преобладает теплая цветовая гамма. Над своей последней картиной «Если бы Ворю запрудили...» Г.С. Зозуля работал много лет, с грустной улыбкой называя ее «Реквием».

Умер Григорий Степанович Зозуля 23 января 1973 года. Посмертная выставка его работ раскрывает образный мир талантливого художника, который по-своему, проникновенно и с большим артистизмом отражал окружающую его жизнь.

Л. Острецова

(Опубликовано в каталоге выставки «Григорий Зозуля». Москва, 1975. С. 5 – 8).

наверх