Победители. Дороги жизни

Осенью 1944 года Эгиль Вейдеманис на пятерки сдал вступительные экзамены в Московское художественное училище Памяти 1905 года. Ему только что исполнилось 20 лет. Но позади уже были фронт и тяжелое ранение. В солдатской шинели, опираясь на палку, вошел он в учебный класс, в котором сразу же почувствовал себя чужим. Среди мальчиков и девочек, таких юных и незамутненных ужасами войны, он показался себе слишком взрослым и, наверное, поэтому не задержался в стенах училища. Ему трудно было вписаться в размеренную жизнь тыла, когда еще грохотал и кровоточил фронт.

По ночам болела нога. Мучила бессонница. Оставив училище, Эгиль пробует свои силы в различных ВУЗах Москвы. Но его мятущийся характер обрел успокоенность только там, где среди сокурсников было полное взаимопонимание. Это была Изостудия ветеранов Великой Отечественной войны. Обучение велось по программе художественного училища. Повезло и с педагогами, среди которых был талантливый живописец Григорий Александрович Сретенский.

Эгиль родился в Москве. Рано приобщился к культурным достояниям столицы. С шедеврами Третьяковской галереи и Музея познакомился раньше, чем с букварем. Яркие воспоминания оставили и частые посещения латвийского театра «Скатуя», главным художником которого был его отец Карл Янович Вейдеманис. Но еще большим счастьем для мальчика были те дни, когда отец приводил его в свою творческую мастерскую. В ней волнующе пахло краской и завораживающе звучали непонятные названия: мольберт, мастихин, палитра... Но радость жизни оборвалась резко и трагично В 1938 году отца не стало. Надолго затаились детские мечты стать художником.

Однажды, у уже известного московского живописца, заслуженного художника России Эгиля Карловича Вейдеманиса журналистка брала интервью. На ее вопрос, кого из своих учителей он считает наиболее ему близкими, последовал ответ: «Владимира Федоровича Штраниха». Заслуженный художник РСФСР В.Ф Штраних, встретив в послевоенные годы растерявшегося в жизненной неустроенности Эгиля, взял его под свою опеку. С благодарностью вспоминал Эгиль посещения его мастерской и долгие беседы о творчестве. Вместе с «секретами» мастерства Штраних делился с ним кистями, красками, а иногда и хлебом. И всю жизнь, до самой кончины Владимира Федоровича, не прерывались их добрые доверительные отношения – отношения ученика и учителя.

Творческое становление Вейдеманиса проходило в благоприятные для художника времена. Существовавшая система Художественного фонда позволяла свободно реализовывать произведения. Регулярные крупные художественные выставки давали стимул для творчества. Существенную помощь молодым художникам оказывали и творческие дачи. Эгиль, как и многие другие художники, имеющие ныне мировую известность, творчески вырос на так называемой «Академичке». Такая независимость от постоянного места работы позволяла Вейдеманису много ездить «по свету» в поисках рабочего материала для картин. Дальний Восток, Север, республики Средней Азии, Прибалтика – далеко не полный перечень его творческих интересов. Это и пейзажи, и натюрморты, и портреты, и многофигурные композиции. Много и с удовольствием пишет он усадебные интерьеры. Художника зачаровывает таинственная изысканность дворцовых покоев Останкино и Кусково. На грани ирреального написаны им анфилады комнат, в которых мистически настроенный зритель мог явственно увидеть зыбкий Параши Жемчуговой. Ему, латышу, тема ушедшей дворянской культуры стала близка вследствие многолетних дружеских отношений с художником Василием Павловичем Шереметьевым, возможно, одним из последних представителей этого, некогда славного рода.

В 2002 году зале Московского Союза художников состоялась персональная выставка Эгиля Карловича. Работы разных лет, собранные воедино, получили новое эмоциональное звучание. «Колорист от Бога», В 2002 году зале Московского Союза художников состоялась персональная выставка Эгиля Карловича. Работы разных лет, собранные воедино, получили новое эмоциональное звучание. «Колорист от Бога», – так отозвался о нем один из выступавших с речью на вернисаже. И действительно, экспозиция позволила судить о большой живописной культуре автора, о творческой индивидуальности, духовности и философском осмыслении действительности.

На фронт Вейдеманис пошел добровольно. Вместе с двоюродными братьями воевал в 43-й Латвийской дивизии. Но с войны вернулся только он. Боль утраты будет мучать его всю жизнь. Сакральный смысл судьбы заставит думать о картине, которую посвятит отцу и братьям. В поисках выразительного решения создаст целый цикл полотен, посвященных предвоенному и военному лихолетью. Вот портрет измученной горем матери. Вот сумеречная Москва 1941 года с пустынными улицами, противотанковыми надолбами и нацеленными в небо зенитками. И вот более ранний сюжет – «Красная площадь. 1917 год». И все это только подступы к той главной, заветной картине, которая оплатит щедрый дар судьбы – дар жить, помнить, творить.

Стремление создать эпохальное полотно мучило Вейдеманиса в последние годы жизни. Бессонными ночами вереницей проходили в памяти видения прошлого, требовали воплощения на холсте. Тематические и композиционные решения теснили друг друга. Художник нервничал. «Успею ли?». Но выстраданная тема «Бутовский полигон» осталась в мастерской незавершенной. И не потому, что не успел. Тормозили сомнения в смысловой связи веков, в которых довелось жить нашему поколению. Но он успел в искусстве сделать много, и его имя обрело достойное место в российской культуре.

За боевые заслуги Эгиль Карлович награжден орденом Отечественной войны I степени и медалями «За боевые заслуги» и «За победу над Германией».

В 2000 г. За заслуги в области изобразительного искусства Э.К. Вейдеманису было присвоено звание «Заслуженный художник России», а в 2003 г. он был удостоен премии Мэрии г. Москвы.

Жизнь подарила ему и еще одну награду – дружную семью, в которой его всегда понимали, уважали, любили.

В январе 2004 г Вейдеманис ушел из жизни. Незадолго до кончины, в кругу друзей, он сказал: «Я не в долгу перед судьбой. Я посадил дерево, построил дом, родил сына».

(Опубликовано в газете «Художник России». 2004. №15-18. С. 2).

наверх