Художник Марк Иванович Улупов – мой муж, друг, учитель

Представляя каталог работ моего мужа – Марка Ивановича Улупова, хотелось бы предварить его небольшим рассказом о нем как о художнике, преподавателе, человеке, который посвятил всю свою жизнь творчеству. Мы прожили вместе более 4О лет, и для меня он стал мужем, другом, учителем. Я познакомилась с Марком Ивановичем в 1955 году. Он, прошедший войну мужчина, был старше меня, уже преподавал в Московском областном художественном училище имени 1905 года, был художником, сотрудничавшим с редакциями многочисленных периодических изданий. К этому времени он закончил аспирантуру, но по различным причинам так и не защитил диссертацию. Марк Иванович был прекрасно образован и открыл для меня, например, русскую поэзию, познакомил меня со многими зарубежными авторами. Неоценимы были и его советы мне, как художнику. 

Он был удивительно целеустремленный человек. Учебу в институте совмещал с работой в редакциях различных журналов и издательств, а работу преподавателя – с художественным творчеством. Лето – время обязательных для него поездок по стране. Очень часто он вывозил в поездки на этюды своих учеников и знакомил их не только с основами мастерства, но и со страной, воспитывая их своим примером. Возвращался он обычно с большим количеством зарисовок, этюдов и живописных работ. Сохранилось множество фотографий, где он запечатлен со своими учениками в этих поездках.

Опыт работы преподавателя, его творческое отношение к ней, любовь и внимание к ученикам рождало в Марке Ивановиче желание сформировать свою методику преподавания рисунка и композиции, как бы в продолжение своей диссертационной работы. В дальнейшем его оригинальную методику преподавания продолжили его ученики и последователи. М.И. Улупов щедро делился своим опытом с коллегами на многих всесоюзных и региональных педагогических конференциях и семинарах, посвященных художественному воспитанию детей, на своих мастер-классах во многих городах СССР. К сожалению, в его архиве остались лишь разрозненные записи, посвященные его методике преподавания.

Но, конечно, главным в жизни Марка Ивановича была непосредственно творческая, художественная деятельность. Он очень много путешествовал по стране, мало осталось мест в Союзе, где бы он не был. Из своих поездок, в которых почти всегда его сопровождала и я, он привозил массу впечатлений, воспоминаний, да и большое количество зарисовок, этюдов и живописных работ. Он мог назначить мне романтическое свидание в Якутске, куда он добирался по Северному морскому пути, а я из Москвы на самолете через Абакан, а бывало и в Иркутске, и в Вологде, после чего мы вместе путешествовали и рисовали в тех краях. В этих поездках были замечательные встречи. Так, в Вологде мы познакомились с удивительным мастером шкатулочником П.А. Сосновским, возродившим технику «мороз по жести». На Кольском полуострове Марк Иванович был на бурении уникальной сверхглубокой шахты и руководитель проекта Д.М. Губерман вручил ему диплом участника этого строительства.

Большой интерес вызывают городские пейзажи Марка Ивановича. Ему очень нравился Ленинград и не столько его дворцы и памятники, окаменевшие в своем величии, сколько уголки города, живущие своей жизнью, рождающие свое настроение. В ткань архитектурной живописи, городского пейзажа вплетены жанровые зарисовки, полные жизни, поэзии самых простых событий. В них проступает само время, его приметы и его отличительные черты, его аромат. Эти работы дарят зрителю встречи с незнакомыми людьми, с которыми устанавливаются какие-то непосредственные свои личные связи. В городских пейзажах Марка Ивановича зритель как бы погружается в ту жизнь, которую увидел и отобразил художник. Работы М.И. Улупова отличаются особым оптимизмом миропонимания. Я думаю, что истоки этого оптимизма в его военной молодости, когда он испытал простые и великие страдания, выпавшие на долю его поколения. 

Провинциальные города Севера России в работах М.И. Улупова – это гимн традиционной, полной своего смысла, жизни в единении с природой, в суровом и естественном укладе жизни. Заснеженные или мощеные улицы со старыми домами, видевшими много на своем веку, с древними храмами, живущими в единстве со всем миром природы и людей, стоящими на страже этого мира.

Особенно хочется отметить пейзажи Марка Ивановича. Он очень любил и понимал природу. Ему был особенно близок Север России, он был просто влюблен в него. Его неяркая, суровая, по-своему притягательная и неожиданная живописность в работах художника расцветает как сама природа этих мест. Его этюды несут настроение и гармонию цвета. Он великолепно передает задумчивость северной деревни, ее аскетичность и находит такое цветовое решение, которое превращает цвет в звучание. Если кто-то считает, что Север очень сдержан по цвету, то этого человека просто жалко: он попал не в то время или просто не умеет видеть.

Мурманск, Архангельск, Северный Ледовитый океан, Бурятия, Алтай и Хакасия, северные деревни, – все эти места на картинах М.И. Улупова оживают и поражают своей тишиной и спокойствием в своем величии.

Особенно хочется отметить морские пейзажи Севера. Вода, небо, сопки, воздух представляют собой единство мироздания, которое звучит высокой нотой цвета, иногда совершенно неожиданного. Северное солнце дарит особенное освещение и настроение пейзажам.

Корабли на северных реках и морях в морозной дымке, на воде, в которой отражается небо, в работах Марка Ивановича – трудяги и полноправные жители этого края, органично и нераздельно живущие в природе этого сурового и прекрасного мира, служащие людям, а иногда, может быть, даже и зловещие в своей мощи и красоте.

Под стать природе и лица людей Севера. Герои портретов, созданных Марком Ивановичем, как бы воплощают в себе суровость и нежность самой природы, с которой они живут в согласии, в их глазах читается весь жизненный путь народа, его многовековая мудрость и таинственность.

Вообще, о портретах работы Марка Ивановича надо сказать особо. Они написаны с проникновением в суть человека. Автор нигде и никогда не бывает равнодушным. Смотришь на портрет армянского поэта Нарикаци, жившего отшельником, – и ты начинаешь слышать мелодию его стиха. Лица жителей городов как будто выхвачены, из каких-то жанровых сцен, приближены к зрителю и рассказывают ему свои истории.

Даже промышленные пейзажи М.И. Улупова погружены в его работах в ауру ве¬личавой природы, вечной, как сама жизнь, в которой присутствует и человек. Когда он писал в заводском цеху, где происходит плавка металла, этот процесс на его полотне не становится декорацией, эпизодом трудовой деятельности, а превращается в буйство природной стихии и бешеной энергии огня, мощь которой люди обуздали и которой заставили любоваться, несмотря на всю прозаичность, на первый взгляд, этого трудового процесса.

Марк Иванович был довольно закрытым человеком. Откровенничать было не в его характере. Несколько друзей, с кем он был близок, – вот и весь его близкий круг. Один из них – его фронтовой друг, Чернышов Борис Петрович, прекрасный скульптор, который много сделал для него, помог ему, совсем молодому человеку, адаптироваться в суровых фронтовых условиях. Верность этой дружбе Марк Иванович сохранил до самой смерти. К большому сожалению, в жизни его не пощадили разочарования и предательство некоторых близких и обязанных ему людей...

Картины М.И. Улупова очень точно отражали его внутренний мир. Может быть, именно поэтому некоторые картины не сохранились, так как их автор не хотел раскрыть свой внутренний мир до конца, свою внутреннюю свободу, которую он ревниво охранял.

В полной мере это относится и к картинам военной тематики. Фронтовик Марк Иванович Улупов, видевший всю «окопную правду» своими глазами, очень редко посвящал свои работы непосредственно войне. Сохранилось всего несколько картин этого цикла. В них физически ощущается катастрофа, гибель целого мира. Большее внимание он уделил последствиям этой беды – вдовы, одинокие женщины, ветераны, беженцы – вот темы, которые, без сомнения, можно отнести к его военному циклу.

Не будучи религиозным человеком, художник, тем не менее, с большим чувством написал ряд произведений, связанных непосредственно с религиозной тематикой. Эта тема звучит и во многих его работах, в которых запечатлены древние храмы России.

Марк Иванович часто писал по памяти, запомнив однажды увиденный пейзаж, здание, лицо, цвет, освещение, сохранив в себе впечатления и эмоциональный настрой, передав его позднее в своих работах.

Желание жить и жажда творчества не оставляли Марка Ивановича до его последних дней. Он много и плодотворно работал. Я всегда удивлялась и восхищалась его работоспособностью, ведь последнее время он писал, будучи фактически полуслепым. Очень жаль, что многие его картины не сохранились, но таково было его решение.

Марк Иванович принимал участие в многочисленных выставках, начав выставляться сразу после Великой Отечественной войны совместно со своим отцом, прекрасным художником Иваном Яковлевичем Улуповым, учеником известного художника Д.Н. Кардовского. Отец и был первым учителем Марк Ивановича, его наставником.

Марк Иванович вел активную общественную жизнь. Он был членом многочисленных союзов, фондов и ассоциаций: Союза журналистов СССР, Союза художников СССР, МОСХа, Художественного фонда СССР, Международной Ассоциации художников при ЮНЕСКО, в 1994 году Улупову Марку Ивановичу присвоено звание «Заслуженный работник культуры».

Мне очень приятно, что педагогическая деятельность моего мужа принесла свои плоды, ведь он принял участие в становлении многих замечательных художников и педагогов.

Особенно мне радостно, что имя Марка Ивановича Улупова не забыто его учениками и последователями, современными художниками. Я глубоко благодарна всем тем, кто помогает и принимает самое активное участие в организации экспозиций и выставок его работ, знакомя новых зрителей с творческим наследием Марка Ивановича Улупова.

(Опубликовано в каталоге «Марк Иванович Улупов 1924-1997». Москва, 2010. С. 4-6).

наверх