О Виталии Тюленеве

Впервые в мастерской Виталия Тюленева я побывала в 1967 году. По программе пребывания французского художника, гостя Союза художников СССР, нужно было организовать посещение мастерской молодого художника-живописца. В то время мастерская Тюленева была на Васильевском острове, на ул. Шевченко. Рядом была еще мастерская молодого художника Юрия Пенушкина и их старшего товарища Г.К. Малыша. Я уже была знакома с творчеством этих художников, в то время писала статью о Малыше.

Французского художника мне удалось удивить: все три художника ему понравились, но особенно он выделил Виталия Тюленева, с которым они вели продолжительную беседу, даже спорили о чем-то. Сейчас я не могу вспомнить подробности этой беседы, но она осталась в моей памяти, так как наш гость был приятно удивлен образованностью и смелостью этого художника и очень благодарил за то, что ему удалось познакомиться с Тюленевым. Позже, когда приезжали другие французские художники, то по его рекомендации они уже просили встретиться с Виталием Ивановичем.

С тех пор я часто обращалась к Тюленеву с просьбой принять очередных наших гостей, художников и искусствоведов, прибывающих из разных стран. Конечно, он не всегда соглашался: жаль было времени, его всегда не хватало, но зато, если соглашался, то принимал на «высшем уровне». Позже это происходило уже в мастерской на Петроградской стороне, в Вяземском переулке, где в беседах всегда принимала участие и Ирина Николаевна, его любимая жена и помощница. Оба они очень гостеприимные, доброжелательные люди, и эти приемы продолжались до позднего вечера, гостей с трудом удавалось увести из мастерской.

Виталий Иванович – уже мэтр – как всегда, восхищал не только своими работами, но и человеческими качествами русского художника: он был прекрасный рассказчик, вспоминал какие-то забавные истории. Они с Ириной заядлые туристы, альпинисты в прошлом (в походе и познакомились).

Но когда разговор переходил в русло искусствоведческого диспута, Виталий становился серьезным. Часто, споря с гостями, умел их переубедить, удивляя их своей эрудицией в области мирового и современного искусства. Я не останавливаюсь подробно на его творчестве, об этом много написано известными искусствоведами. Мне хочется говорить о нем, как о человеке, которого мне довелось наблюдать в течение тридцати лет.

Виталий Тюленев родился в Ленинграде, – казалось бы, человек городской, но как он чувствовал природу, как любил ее, с каким трепетом передавал все нюансы состояния ее. Может быть, поэтому его творчество никого не оставляет равнодушным. Заядлый охотник, в лесу он чувствовал себя частью этой природы.

Тонкий, проникновенный поэт-лирик в своих произведениях, Виталий Тюленев был человеком с твердым характером, суровым даже по отношению к самому себе: никогда не шел на компромисс, из-за чего нажил себе много врагов, особенно среди руководителей. Он был им «как кость в горле», поскольку всегда имел собственное мнение и свое отношение к происходящим переменам в Союзе художников. Тюленев шел «против течения», заострял проблему, не считался с авторитетами членов правления, если видел несправедливость в оценке ими текущего момента.

Особенно сложно было отстаивать свое мнение, когда он был председателем секции живописи. Его выступления часто вызывали гнев и раздражение начальства. Ему и самому было трудно с таким характером, но он никогда не жалел, что выступил именно так на очередном собрании или заседании правления. Часто обижались на него даже самые близкие друзья. Но для него истина была дороже.

Совершенно другим он был со своими студентами в Институте им. И.Е. Репина. Они обожали его: до сих пор многие из его бывших учеников с любовью вспоминают этот период занятий в институте, они гордятся тем, что в их жизни был такой преподаватель, неординарный человек, уже тогда знаменитый художник. Сам Виталий Иванович очень любил своих студентов, ему нравилась преподавательская работа, нравилось общаться с молодежью. Но, к сожалению, его влияние на молодых студентов не нравилось руководству, и его отстранили от преподавания «за формализм в искусстве».

В последние годы жизни Виталия Ивановича мы встречались реже, чаще разговаривали по телефону. Началась «перестройка», которую он не мог принять. Развал Союза художников, как и всей страны, был для него катастрофой. В Союзе художников он уже появлялся редко, работал много за городом, на даче, где сам построил мастерскую.

Трагическая смерть его потрясла всех. Ему было только шестьдесят! До сих пор не проходит эта боль утраты, хотя прошло уже десять лет.

Мы все, поклонники творчества Виталия Тюленева, бесконечно благодарны его вдове Ирине Николаевне и его детям Алексею и Ивану, которые все эти десять лет продолжали и продолжают организовывать его персональные выставки.

Н.Е. ФРОЛОВА
член Санкт-Петербургского Союза художников

(Опубликовано в альбоме «Виталий Тюленев. Живопись. Акварель. Размышления. Воспоминания современников». Санкт-Петербург, 2008.
С. 132 – 134).

наверх