Долг памяти о товарище

Лидия Яковлевна Тимошенко была прирожденным живописцем. Горячим приверженцем возникшего в Ленинграде в 20-е годы общества «Круг художников». «Круг», несомненно, объединил многих молодых талантливых единомышленников, ставивших перед собой прогрессивную задачу — найти в искусстве стиль новой эпохи и место станковой живописи в новом советском обществе.

Славное время горячих споров и дискуссий, волновавших всех нас. В «Круге» образовалась плодотворная творческая среда, способствующая развитию многих художников. На выставках «Круга» постоянными участниками были ныне известные живописцы и графики — А. Самохвалов, А. Пахомов, В. Пакулин, А. Ведерников, П. Осолодков, Л. Тимошенко и скульпторы Б. Каплянский и А. Стрекавин. Перечисленные имена сами говорят о значимом вкладе «Круга» в станковое советское искусство.

Мое знакомство с Лидией Яковлевной Тимошенко состоялось позднее, в 30-х годах, во время зарождения нашей графической экспериментальной мастерской при Союзе художников на улице Герцена, 38, с окнами на Мойку. В этом тихом месте ютилась литография из двух станков, положившая начало развитию советского эстампа. Энтузиасты-художники, одержимые идеей дать народу подлинное искусство, начали дело издания малотиражного цветного эстампа. Литографская мастерская стала местом товарищеской дружбы графиков и живописцев. В это время художниками осваивался новый эмульсионный способ работы размывкой кистью на камне. Н.А. Тырса сделал свой великолепный цветной эстамп «Букет» на эмульсионном камне, прекрасно выдержавшем тираж.

Работа кистью на камне привлекала живописцев. Последовали великолепные литографские листы В. Пакулина, М. Асламазян, Д. Загоскина, А. Ведерникова, Н. Лапшина, сделала свой лучший эстамп и Лидия Тимошенко — цветную литографию «Катюша», девушку за стиркой в пленэре. Эта литография стала подлинным украшением выставки-отчета в Москве в Доме журналиста, где был организован показ нашего ленинградского эстампа. В свои графические работы Лидия Яковлевна привносила присущее ей тонкое живописное начало, ей никогда не изменял вкус и артистизм.      

Началась война, Лидия Яковлевна уехала в Москву, и наши связи надолго прерываются. Спустя многие годы, в 1966 году мы встретились снова, уже на Песочной набережной, куда переехала наша мастерская. Теперь за столом работали художники молодого поколения и оставшиеся живыми немногие старые друзья с поседевшими головами. Было много радостных воспоминаний, вопросов, и не было никакого отчуждения, нередко встречающегося в подобных случаях.

Лидия Яковлевна показала нам свою только что вышедшую в издательстве «Художественная литература» иллюстрированную ею книгу — роман в стихах «Евгений Онегин» Пушкина. Мне было очень интересно впервые видеть ее иллюстрации. Для меня это было неожиданностью. Я увидел не только зрелое мастерство художника, но и самостоятельное проникновение в пушкинскую поэзию. Встреча с классиком всегда сопряжена с великими трудностями. Это экзамен, на котором испытывается духовная сущность художника.

В дарственной надписи на подаренной мне книге она называет свою работу «плохой», но это совсем не так, напротив, рассматривая ее рисунки, я убеждался в достоинствах этих прекрасных иллюстраций. Работа Лиды Тимошенко дорога мне еще и потому, что в ней я вижу традицию (усвоенное наследие художников «Мира искусства») и одновременно новаторское искусство, сочетание современной эстетики нашего времени с задачами, которые ставили многие иллюстраторы нашего города. Лидия Яковлевна сумела сохранить свою преданность нашему искусству, свою глубокую заинтересованность в нем, неизменно оставаясь все той же бескомпромиссной и принципиальной в суждениях. С сожалением и болью хочу заметить, как невнимательны и неряшливы мы к своим товарищам по искусству, к их творчеству. Не знаю, есть ли монографическая работа искусствоведов, посвященная ее творчеству. Прошедшая ее персональная выставка дает ей на это право.

Подлинное искусство всегда остается в памяти людей. Временно его можно потеснить, но уничтожить — нельзя.

В.И. Курдов

(Опубликовано в книге «Лидия Тимошенко. Художник и личность». Москва, 1991. С. 24-25).

наверх