Заслуженный художник России Владимир Телегин

Яркая самобытность и индивидуальность творческого почерка заслуженного художника России Владимира Телегина сегодня настолько очевидны, что ставят его в ряд ведущих мастеров отечественного пейзажа. Такой итог явился результатом своеобразного внутреннего прозрения, происшедшего еще на начальной стадии его деятельности.

Живя во Владимире, художник рано вошел в орбиту тех художественных исканий и откровений, которые сформировали такое выдающееся явление в современной русской живописи, как «владимирская школа пейзажа».

В. Телегин начинал тогда, когда родоначальники этой «школы» уже обрели свой стиль и уверенно прокладывали путь к завоеванию широкой зрительской признательности. Это были шестидесятые годы. В орбиту магнетического влияния этих крупных мастеров были втянуты тогда очень многие молодые художники. Более того, пейзажная живопись Владимира существенно стимулировала тогда и процесс новаторских исканий художников и вывела пейзаж как жанр на одно из ведущих мест в российском искусстве.

Закономерно, что на таком фоне трудно было остаться в стороне от искушения не испытать самому завлекающую силу необычайно яркой, сочной, локально открытой пастозной манеры письма, буквально выплескивающей на полотна весь солнечный спектр жизнеутверждающей палитры красок.

Но на поверку оказалось, что внешняя формальная сторона яркого письма мало его затрагивала. Увлекло и всецело завладело им ощущение беспредельности проявлений внутренней жизни природы, как и беспредельности восприятия природы человеком, с которой его связывают тончайшие нити душевного настроя. Сказывались уроки, полученные им от работы в Доме творчества Союза художников России, и в первую очередь на «Академичке», где ему довелось общаться с такими крупными мастерами живописи, народными художниками, членами Академии художеств, как
В. Загонек, А. Грицай, братья С. и А. Ткачевы и другие.

Рубежным периодом для Телегина стала середина семидесятых годов. В 1975 году его принимают в члены Союза художников. А до этого он побывал в самых разных уголках не только Владимирщины, но и северной и центральной России, на берегах Клязьмы, Оки и Волги, Волхова и Ладожского озера, Меты и Белого моря. Однако, в этих путешествиях его не привлекал тот мифотворческий и фольклорный историзм, которым увлеклись многие представители владимирского пейзажа. Живописность древнерусских городов, красочность их храмов и улиц, толчея базаров и праздников, проявившиеся в его работах поначалу, ушли незаметно и безвозвратно. Красочный накал мазка терял свою напряженность, на смену приходила все более успокоенная палитра.

К началу восьмидесятых годов творческие искания привели Телегина к полному определению собственного творческого лица. Манера письма получила особую характерность, а внутреннее наполнение образа специфическую наполненность. На полотна пришел типичный русский пейзаж - тихий и неговорливый, скромный и затаенный. Художника волнует переходность в состоянии природы, а не та предельность, за которой теряется ее живая трепетность. Художник завороженно ловит движение повсюду: в таянии снега начавшейся весны, в последнем луче уходящего дня, в опускающемся на землю тумане, в завесе моросящего дождя, в тихо шуршащей тишине поздней осени, в завораживающей музыке ночи. Лучшие его полотна так и названы: «Угасающий вечер», «Туман над озером», «Пасмурный день», «Последние лучи», «Первый снег», «Лунная ночь», «Почки набухают», «Весеннее безмолвие» «Зимняя тишина», «Похолодало», «Березы одеваются».

В последние годы его полотна достигли особого совершенства. Пейзажи проникнуты тонким душевным настроем. Фактура полотна строится мягкими мазками, сгармонированными между собой на основе единой, как бы светящейся изнутри, серебристой гаммы. Здесь, пожалуй, стоит вспомнить такую его работу, как «Солнце садится, стога». Мотив, известный по творчеству таких классиков пейзажа, как французы Ф. Милле и К. Мане и русский И. Левитан, получает на его холсте выражение тихой умиротворенности, растворяющейся в едином дыхании природы и человека.

Во многом художник исходит из традиций русского лирического пейзажа. В этом отношении он многое взял от
А. Саврасова, И. Левитана, а также от таких их последователей, как Л. Туржанский, П. Петровичев, С. Жуковский,
В. Бялыницкий-Бируля, К. Юон, Н. Крымов.

Владимир Телегин как бы вновь возвращает нас к истокам реализма в пейзаже. Однако, опираясь на исторический опыт, он обогащает его новыми гранями углубления в вечно меняющийся круговорот природы как важнейшей составной части человеческого бытия. И в этом отношении его творчество оказывается дальнейшим плодотворным развитием современного русского пейзажа, унаследовавшего великие традиции прошлого.

Александр Скворцов,
кандидат искусствоведения, заслуженный деятель искусств России

(Опубликовано в альбоме «Владимир Телегин. Живопись». Владимир, 2000).

наверх