Выдающийся мастер советской гравюры

В лице Ильи Алексеевича Соколова наше искусство имеет первоклассного мастера советской гравюры и, прежде всего, советского эстампа.

Тридцать лет упорного, самозабвенного творческого труда художника в гравюре отмечены не только огромным объемом деятельности и высотой профессионального мастерства, но и чисто подвижническим отношением к искусству гравюры, страстной любовью к нему и глубокой принципиальной убежденностью в значении гравюры для народных масс.

С самых первых шагов своего творчества Соколов показывает себя подлинным, глубоким реалистом, вдумчиво наблюдающим жизнь и никогда не приносящим содержания в угоду формальным задачам. В изображениях сложного индустриального сюжета, портрета, простого интерьера, спокойного русского пейзажа, поэтических букетов цветов — он всегда и всюду остается правдивым художником, сосредоточенно постигая человека в его трудовой жизни.

Отстаивая в искусстве право гравюры на внимание зрителя наравне с живописью, Соколов сумел сделать свое творчество идейно целеустремленным и насытить его актуальным содержанием. Одним из первых в нашей гравюре он выразил тему социалистической индустрии, дав блестящие образцы производственных сюжетов. Примечательно, что камерная, этюдно-эскизная форма исполнения гравюры никогда не привлекала художника. Пропагандируя развитие эстампа, Соколов мыслил его в виде монументальных эстампов-картин, тем самым продолжая лучшие реалистические традиции национальной гравюры. 

Гравюрное мастерство Соколова питалось достижениями классической ксилографии и офорта. Техническая лаборатория художника — поучительный и увлекательный пример для молодых граверов. Иногда трудно бывает различить художественные достоинства разных оттисков одной и той же его гравюры и сделать из них выбор — так неповторимо чудесны у мастера нюансы цвета в линолеуме.

Илья Алексеевич Соколов родился в 1890 году в селе Филях, под Москвой. Он происходил из бедной семьи — отец его многие годы служил московским почтальоном.

Учась в общеобразовательной школе при духовной семинарии, будущий художник посещает воскресную рисовальную школу на Долгоруковской улице. Отец готов пойти ему навстречу, но недостаток средств в семье не позволяет устроить сына в художественное училище. По окончании общеобразовательной школы отец определяет мальчика в учение к иконописному мастеру.

Многие из крупнейших советских художников старшего поколения учились у иконописцев — например, В.Н. Мешков, Г.Н. Горелов, Ф.А. Модоров и другие. Соколов был отдан в обучение к Г.Д. Почетному, у которого и пробыл целых шесть лет. Ученик академика Шокорева, Почетный был опытным и квалифицированным мастером живописи, но с учеником совершенно не занимался и тот учился скорее «вприглядку».

Ремесленная иконопись не увлекла Соколова, он рвался к настоящему, большому искусству. Это стремление побудило молодого художника начать занятия в популярной тогда студии А.П. Большакова. В 1909—1911 гг. он проходит головной и натурный классы, упражняясь в рисунке с живой модели.

Оглядываясь на далекое прошлое, Соколов с особенным чувством вспоминает посещение им собрания уникальных гравюр знаменитой коллекции Мосолова, произведшей на него неизгладимое впечатление. 

Призыв на действительную военную службу прерывает художественное образование Соколова. В 1911 году его отправляют рядовым в крепость Оссовец. Здесь он — декоратор гарнизонного театра и «поставщик» портретов для военных обитателей крепости. В войне 1914 года Соколов участвует с первых же походов и боев. Ему приходится испытать весь ужас бойни на Мазурских болотах, где он попадает в плен. Пребывание в плену — суровая полоса жизни художника. Он испытал казарменное житье, работу на шахтах, на брикетной фабрике, в сельском хозяйстве.

По возвращении из плена Соколов решил целиком посвятить себя искусству. Примечательно, что пережитые годы войны негативно отразились в его творчестве. Жизни, приведенной в плену он противопоставляет в своих сюжетах — по верному замечанию его биографа А. Аристовой — «стремление к мирной, эпически спокойной тематике». Это как бы знаменует утверждение основ мирной жизни народа, которая с Великой Октябрьской революции   после окончания гражданской войны принимает новые формы.

1919 год был для Соколова годом его рождения как гравера. В Пролеткульте, где он вначале работал в живописной мастерской, происходит встреча художника с известным гравером В.Д. Фалилеевым, учеником Матэ, приглашенным руководить вновь образованной графической мастерской. Фалилеев знакомит Соколова с техникой гравирования на линолеуме и приемами печати гравюр.

Летом 1919 года, перед отъездом с учениками на экскурсию в Киев, Соколов получает от Фалилеева на дорогу резец с немногословным напутствием: «Вот, попробуйте, нарежьте». Художник решился дерзнуть, — и из-под резца, подаренного учителем, появились первые Соколовские линогравюры «В огороде», «Мостик», «У коновязи». «Мельница», сделанные в Липецке и под Киевом. Рисунок их был еще нечеток, в решении композиции нехватало пространства, и, однако, в этих первых работах сразу же, с первых движений резца, можно было почувствовать верный и крепкий язык гравера.

Соколовская гравюра «В огороде» покупается Румянцевским музеем. Этот факт придает художнику уверенность в своих силах. Подбадриваемый своим внимательным учителем, Соколов исполняет свои последующие гравюры буквально запоем. В 1919—1920 годы, просиживая за работой ночи, он гравирует серию листов «Германский плен». В эти же годы он пробует себя и в цветном гравировании («Натюрморт», «Сапожник», «При лампе»).

При помощи Фалилеева, Соколов знакомится с творчеством и техникой выдающихся мастеров русской и мировой гравюры, изучает сложные и многообразные варианты резьбы и печати. Помогая Фалилееву в печатании гравюр, он научился «больше, чем за всю предшествующую жизнь». В 1920 году Соколов уже ассистент Фалилеева в Пролеткульте, а с 1921 года, по уходе профессора, становится и руководителем графических мастерских. Однако эта работа через год прерывается из-за принципиальных несогласий с «левыми», заполонившими Пролеткульт.

Соколов полностью отдается творческой деятельности гравера, вкладывая в работу огромный труд, ставя перед собой серьезные задачи. Станковая форма линогравюры является для него основной и решающей. Соколов определяет свое место в советском искусстве как мастер эстампа. Область книжной графики и так называемых малых графических форм его не привлекает. Изредка он пробует работать в ксилографии (деревянной гравюре), но в ней художник менее самобытен. Охотно и с увлечением использует Соколов технику офорта, гравируя как на цинке, так и на меди. Мы встречаем у Соколова и акватинту, и офорт, и мягкий лак, и пунктир, и особенно резвившуюся у мастера, черную манеру глубокой печати (меццо-тинто).

Первые линогравюры Соколова говорят о нем, как о художнике, воспевающем трудовую жизнь. Тему труда он решает в образах, полных внутренней уравновешенности и спокойствия. Если в серии гравюр «Германский плен» художник показывает труд несколько обобщенно, в них преобладает пейзаж, то в новых гравюрах на темы городской жизни он дает развернутые картины трудовой жизни. В них выражается жанровое начало творчества художника.

Соколов запечатлевает труд прачки, швеи, работницы, домашней хозяйки, сапожника, портнихи. Из произведений на такие сюжеты выделяются «Примерка платья», «Прачка». «Гладильщица». Очень выразительно звучит композиция «Прачки» в цветной гравюре. Из сюжетов, посвященных изображению сельского труда, запоминаются «Жатва», «Деревенский сапожник» («Уходящий быт»).

Тема труда сочетается в первых гравюрах Соколова с мотивами домашнего быта и семьи. Сосредоточивая свое внимание на человеке, художник не выделяет его из домашней обстановки, а, наоборот, подчеркивает его внутреннюю связанность с домом, семьей, природой, окружающими вещами. Отсюда «обжитой» Соколовский интерьер, бережная и трогательная внимательность к раскрытию образа человека за работой, ощущение дыхания жизни. Любовь к реальному побуждает Соколова пристально рассматривать предметы и детали. Интерьер с открытым окном и уголком пейзажа дворика, с комодом, лампой и абажуром, простеньким зеркалом и кружевной занавеской очень типичен для художника. Большой теплотой и искренностью наполнены гравюры «Туалет» и «Кружевница».

Отмеченные нами первые гравюры Соколова, отражающие трудовую жизнь, показывали, что восприятие художником окружающей его действительности чуждо изощренности и формализма. Он — глубокий реалист и идет от правды жизни, избегая стилизаторства и формалистических вывертов. Соколовские композиции построены спокойно и четко. Эпичность является их неотъемлемым свойством.

В первый период работы Соколова в области гравюры мы встречаем у него изображение обнаженного тела. Обычно это дополнительные экзерсисы в поисках цвета гравюры и эффекта света («Обнаженный мальчик», «У зеркала», «Этюды стоящей и лежащей женщины» и др.).

От показа труда в домашней обстановке Соколов вскоре переходит к изображению промышленного производства и коллективного труда, В этом закономерно сказался идейно-политический рост художника. Мощный размах социалистической индустрии, великий и героический труд советского народа по осуществлению Сталинских пятилеток вдохновляют художника. В искусстве Соколова рождается новая, советская тема, наполненная большим социалистическим содержанием.

В 1926 году художник одним из первых делает рисунки и акварели на Московском заводе «Серп и Молот», показывая их на VI Выставке АХРРа. Здесь берет начало его тема социалистической индустрии, которая получает свое дальнейшее развитие в гравюре «Прокатный цех». В период бурного строительства Магнитостроя и Кузнецкстроя Соколов едет в Сибирь и на Урал, чтобы запечатлеть в своих произведениях гиганты промышленности, советские новостройки. В 1931 году появляются превосходные гуаши «Постройка домны № 1» и «Постройка домны № 2», а в 1932 году мастер заканчивает огромную по размерам цветную гравюру «Постройка мартеновского цеха», передающую величие панорамы строительства Кузнецкстроя. Поездки в Феодосию (1933г.), Таганрог, на Азовское море (1934г.) и в Донбасс (1936г.) дали монументальные гравюры на линолеуме— «Бандажный цех», «Литье чугуна на конвейер» и другие.

Илья Соколов — лучший в нашем графическом искусстве художник, отразивший в своих произведениях величие и размах коллективного советского индустриального труда, запечатлевший его исторические этапы. Эти гравюры помимо чисто художественных достоинств имеют большое историко-познавательное и политическое значение. Тему социалистической индустрии Соколов сумел выразить в монументальной обобщенно-картинной форме, и в этом его большая заслуга. Такие листы художника, как «Первый советский блюминг» и «Домна ночью» по своей монументальности являются невиданными примерами в искусстве линогравюры. Произведения Соколова отличаются серьезной наблюдательностью и проникновенным вниманием к существу темы. В его гравюрах зрители-рабочие видят подлинную жизненную правду и узнают героев производства, их методы труда.

На индустриальных сюжетах выросло и мастерство Соколова как художника цветной линогравюры. Это особенно заметно в гравюрах «Прокатный цех», «Выпуск стали», «Литье чугуна на конвейер», «Домна ночью» и другие.

Во второй половине тридцатых годов большое место в творчестве Соколова занимает портретный жанр. Он исполняет эстампные портреты вождей Октябрьской революции — В.И. Ленина и И.В. Сталина, руководителей партии и правительства (портреты В.М. Молотова, К.Е. Ворошилова). Эти произведения, отмеченные высоким мастерством и реализмом изображения, принадлежат к немногочисленным в нашей графике образцам монументальных многоцветных портретных гравюр на линолеуме и меццо-тинто.

В этот же период в искусство Соколова входит и жанр натюрморта и появляются одна из первых его пейзажных гравюр. В своих «Букетах» и «Георгинах» Соколов достигает яркой художественной выразительности и самобытности. В этих превосходных по гармонии цвета и по форме линогравюрах художник передает свое бодрое, жизнеутверждающее мировоззрение, в них он вкладывает свою глубокую любовь к родной природе. Недаром Соколовские натюрморты завоевали такую симпатию зрителя и выдержали несколько эстампных изданий.

В 1937 году появилась и первая большая пейзажная гравюра Соколова «Осень. Кузьминки», начавшая целую серию подмосковных пейзажей художника. Эта гравюра по достоинству считается лучшей из пейзажных линогравюр художника. Она хороша по мотиву и цвету, удачно сгармонирована в тоне и полна поэтической обаятельности.

Надо сказать, что пейзаж присутствовал и в первых гравюрных листах Соколова, но тогда он был только дополнением к жанру. Увлечение пейзажем Подмосковья началось у художника с этюдов, сделанных гуашью. Соколов — крупный мастер, работающий в технике гуаши. Абрамцевские, звенигородские, малоярославцевские мотивы Соколова содержательны и поэтичны и свидетельствуют о живописном мастерстве художника. Им присущи те качества, которые характерны и для бытового жанра Соколова: интимное, лирическое отношение к природе, ощущение радости жизни, вдумчивая передача состояния природы: «Серый день», «Река сбросила лед», «Ветлы», «Вечер», «На полянке» — все эти произведения проникнуты большой искренностью и человеческой теплотой. В послевоенные годы Соколов претворил сюжеты отдельных своих гуашей в гравюрные листы. («Холодный день», «Опушка леса», «Река сбросила лед» и другие). Надо признать, что некоторые пейзажные гравюры художника в цветовом решении мало отличаются от гуашей и несколько теряют живую яркость красок.

Великая Отечественная война советского народа с фашистскими захватчиками вносит в творчество Соколова новые темы. Художник посвящает свое искусство защите Родины, борьбе с врагом. Несмотря на труднейшие условия военного времени, труд мастера не знает усталости. Созданные Соколовым за военные годы гравюры поражают размахом творчества, его идейной целеустремленностью, высотой профессионального мастерства. Среди этих работ следует выделить «Танки идут на фронт», «На страже», «Портрет Героя Советского Союза генерал-майора Панфилова». «В тылу врага», «В разведке», «Московские огороды», «Зенитчики», «Шитье белья на фронт». Многие из них показывают Москву военных лет в глубоких, незабываемых образах -торжественно-спокойной, величавой и настороженной. Особенно ярко и типически сумел воссоздать художник облик столицы в прекрасной гравюре «На страже», проникнутой чувством уверенности в победе. Родины. Глубоко раскрыта тема обороны в гравюре «В разведке», привлекающей остротой композиции и интересным, свежим цветосветовым разрешением. Соколовские гравюры военных лет внесли свой значительный вклад в борьбу советского искусства с врагом.

В 1944 году художник создает серию гравюр, объединенных под названием «Что разрушил враг». Перед зрителем проходят дивные создания архитектурного, скульптурного и  паркового искусств, составляющие гордость русской национальной культуры, — «Колоннада Камерона» (Павловск), фонтаны «Самсон», «Нептун», «Ева» (Петродворец). Завершением военных работ художника явилось монументальное произведение «Победа» (портрет И.В. Сталина), сделанное в технике меццо-тинто.

В послевоенные годы неутомимый гравер продолжает свою разностороннюю и активную творческую деятельность. Расширяется серия его пейзажных произведений, дополняется новыми мотивами—изображениями Звенигорода, Калининской области (академическая дача, река Мета). На Всесоюзной художественной выставке 1949 года появляются новые гравюры Соколова, посвященные заводу «Серп и Молот». Как изменились теперь цеха, как вырос советский рабочий, хозяин своих фабрик и заводов, созидательный труд которого отмечен социалистическим сознанием. С большой жизненной правдивостью передал художник портрет старого рабочего завода, знатного сталевара Филиппа Ивановича Свешникова, который многое готов еще сделать для партии Ленина — Сталина, для блага любимой Родины.

Особенное внимание Соколова за последние годы привлечено темой, связанной с жизнью и деятельностью великого русского писателя А.М. Горького. Образ Горького давно привлекал художника, и еще и 1939 году он создал его большой портрет, в котором показал писателя как буревестника революции. Последние свои гравюры и гуаши Соколов посвятил изображению дорогих для нашего народа «горьковских мест». Любовно заботясь о том, чтобы не пропустить что-либо из содержания своей темы, передает он кабинет Горького, его спальню, детали обстановки в доме на М. Никитской улице, в Горках. Гравюры эти, не воспроизводя самого Алексея Максимовича, невольно вызывают любимый горьковский образ, заставляют думать о великом пролетарском писателе.

Всего месяц назад Соколов закончил в городе, носящем имя буревестника революции, серию великолепных гуашей, изображающих «Бытовой музей детства Горького (Домик Каширина)». Какой это огромный и целенаправленный труд мастера! Сам домик на так называемом почтовом съезде, комнаты дедушки, бабушки, кухня, сени, все детали обстановки переданы с большой сердечностью и проникновенностью. Перед зрителем как бы встают картины, пережитые Алешей Пешковым в детстве, и вскрываются социальные истоки и корни многих произведений Горького.

Деятельность Ильи Алексеевича Соколова — значительное явление в советском изобразительном искусстве. Метод социалистического реализма позволяет художнику правдиво передать социалистическую действительность, труд и быт советских людей. Проникнутое бодростью и светлым оптимизмом, его творчество по своему содержанию близко и дорого народу.

И можно не сомневаться, что этот выдающийся художник-патриот, не умеющий останавливаться перед трудностями, создаст еще немало новых произведений, воспевающих родную страну и ее людей.

(Опубликовано в каталоге выставки произведений Ильи Алексеевича Соколова. Москва, 1950).

наверх