Николай Васильевич Мещерин

Мы учились с Николаем Васильевичем Мещериным в императорской Московской Практической академии коммерческих наук, но наше настоящее сближение произошло гораздо позднее. Как-то, в начале 90-х годов, он приехал ко мне и заявил о своем желании брать у меня уроки живописи. И до этого времени что-то неуклонно влекло его в область эстетики, но он никак не мог найти своей настоящей дороги: то он разводит по своим рисункам сад у себя в имении, то занимается фотографией, то делает картины из трав и сушеных цветов. Настоящая дорога была найдена им гораздо позднее.

В середине 90-х годов на Передвижную выставку была прислана картина, интересная по необычайной простоте сюжета: поле, забор, около забора заячий след и больше ничего. Я помню, картина эта произвела впечатление не столько исполнением, сколько своей простотой, искренностью и незамысловатостью. Покойный И. Левитан долго стоял перед ней, он был поражен этой простотой, правдивостью и искренностью. Левитан был в то время преподавателем школы живописи.

— Вот такого ученика я желал бы иметь, — сказал он.

Автором этой картины был Н.В. Мещерин. Его эстетические поиски увенчались успехом, его дорога была найдена и была дорогой художника пейзажиста, исключительно преданного изображению простой русской природы.

С этого времени Н. В. Мещерин большую часть своего времени проводил в своем имении Дугино (Моск <овской>
губ <ернии>, Подольского у <езда>, близ Лукина Монастыря). Он усердно работает над этюдами и картинами. Туда приезжают, живут подолгу и работают художники И. Левитан, А. Степанов, М. Аладжалов, И. Грабарь, С. Малютин, Корин, Эберман, В. Переплетчиков. Я знаю еще одну местность, которую можно приравнять к Дугину по обилию живших в ней художников: это Саввинская слобода (окрестность г <орода> Звенигорода).

В Дугине привлекали художников красота местности, радушие и гостеприимство его владельцев и в особенности симпатичная личность Н <виколая> В <асильевича>, его благожелательное отношение к художникам, его мягкость, доброта, ум, чуткость в оценке чужих картин его любовь к искусству. Он не только сам пишет, но и коллекционирует чужие картины, собирает книги, художественные издания. Он любил музыку. С ним всегда было приятно побеседовать, и в его суждениях всегда чувствовалась свободная душа, отсутствие мертвечины, академизма.

Картины Мещерина появлялись на Периодической, Передвижной, а позднее на выставках «Союза русских художников», и всегда отличительными их свойствами были простота, поэзия правдивости и интимность. Две картины Н. Мещерина находятся в Третьяковской галерее.

Не могу пройти мимо одной особенности Н <иколая> В <асильевича>, — он был страстным поклонником ночной тишины, рассвета, солнечного восхода и нередко встречал восход солнца с альбомом в руках. Интересные наброски Мещерина в этой области мало им использованы для картин, он все собирался их писать — но это свидетельствует об оригинальности его дарования, неизбитости дорог, которыми он предполагал идти дальше.

И мне кажется, все, кому пришлось встретиться с Н<виколаем> В <асильевичем>, навсегда сохранят о нем прекрасное, светлое воспоминание как о художнике, так и о человеке.

Художник Василий Переплетчиков 

(Опубликовано: в Известиях Московского литературно-художественного кружка. Выпуск 16, декабрь 1916, с. 17—18; в Известиях общества преподавателей графических искусств (c несущественными изменениями). Москва, 1916, № 7— 10, с. 65—66; в издании «Николай Васильевич Мещерин. 1864-1916. Живопись». Сборник материалов и каталог выставки произведений. Москва, 1987).

наверх