Мои встречи с Маниным

Виктор Калинин, художник,
вице-президент РАХ

Виталием Серафимовичем я познакомился на выставке «Автопортрет» в Третьяковской галерее в 1960-е годы. Надо сказать, что Виталий Серафимович сумел создать галерею художников, которые всегда были для меня эталоном. В частности, представил экспозицию Андрея Тутунова, Виктора Попкова — тех ключевых авторов, наших современников, чьи работы были показаны в пространстве самого знаменитого музея.


Манин всегда казался мне недоступным, и я как-то постеснялся к нему подойти, но всё-таки меня ему представили. Это было первое, мимолётное знакомство, а потом, спустя продолжительное время, я случайно прочитал в журнале «Творчество» положительные отзывы Виталия Серафимовича о моих картинах и был приятно удивлён. В то время я достаточно тяжело проходил выставкомы и, конечно, очень нуждался в подобной поддержке. Надо сказать, что все его замечания оказались по существу: он никогда не делал ложных комплиментов, всегда писал ровно то, во что сам верил. Именно поэтому его мнение так ценилось. И, наконец, третье наше соприкосновение произошло в Базеле на международной ярмарке, тогда Виталий Серафимович был секретарём Союза художников СССР по внешнеэкономическим связям. Так как меня ввели в состав, совета Салона по экспорту, то мы стали с ним довольно часто встречаться. С тех пор общение не прекращалось.

Мы часто говорили о культуре, о литературе, о музыке. Меня интересовала живопись в его восприятии, потому что у него был абсолютный глаз на качество, и я удивлялся, как часто совпадали у нас оценки работ художников.


Иногда мы встречались в моей мастерской, которая находилась недалеко от того места, где родился Виталий Серафимович. Он не раз рассказывал о своей семье, об отце и сестре. Рассказывал о довоенной и военной жизни, о сложностях с представителями власти. Я чувствовал, насколько это мощный человек, никогда не поступавшийся своими принципами. Он жил так, как считал нужным, всегда боролся за справедливость, и это прошло лейтмотивом через всю его жизнь.


Внешне он был человеком суровым, но на самом деле очень восприимчивым и неравнодушным. Лично меня всегда поддерживал, даже помогал находить заказчиков. При этом он всегда оставался глобальной личностью, радея не за себя или за друзей; он был настоящим государственником: собрал первоклассную коллекцию художников в музее-усадьбе «Абрамцево», Третьяковской галерее, музее Царицыно. Как истинный деятель культуры, пытался осмыслить процессы, происходившие в искусстве второй половины XX века.


Надо сказать, что всю жизнь он прожил с очаровательной супругой — Антониной Иосифовной. Её портрет мне сразу, при первой же встрече, захотелось написать. Хочется надеяться, что её инициатива по организации Манинских чтений в Абрамцеве увенчается блестящим результатом.

Декабрь 2017 г. 

(Опубликовано в книге «Виталий Манин. Ученый, искусствовед, историк, деятель культуры». Москва, 2018. С. 159 – 160).

наверх