Обязательно сохранить

Андрей Тутунов, народный художник РСФСР,
академик РАХ

Жизнь Виталия Серафимовича Манина я условно разделил бы на ряд периодов. Первый период связан с его деятельностью в Музее-заповеднике «Абрамцево», где он был директором. Именно в это время и состоялось наше знакомство. Он приехал ко мне, чтобы написать о моём творчестве для планируемой серии книг о советских мастерах искусства. С тех пор наше общение не прекращалось.

Надо сказать, что на этом посту ему удалось многое: он занимался восстановлением музейной работы, комплектованием коллекций. Его успешная работа в Абрамцеве была замечена в Министерстве культуры СССР, и его пригласили на должность заместителя директора Третьяковской галереи по научной части.

Этот второй, наиболее яркий и интересный период в его жизни был отмечен рядом интереснейших экспозиций, среди которых ретроспективная выставка «Автопортрет», прошумевшая на всю Москву. Именно при Манине начались закупки в фонды музея художников-шестидесятников.

50-летний юбилей Виталия Серафимовича был отмечен в зените его славы. Собрались все его друзья, коллеги по музейной работе, единомышленники. Несомненно, что он был одним из главных действующих лиц, принимавших активное участие в формировании культурного пространства тех лет.

Он активно знакомился с художниками, особый интерес проявлял к представителям так называемого «сурового стиля».

После Третьяковской галереи он работал в разных местах и занимал разные должности, но, на мой взгляд, наиболее важным в его деятельности было издание альбомов и книг по искусству. При этом в тот период, когда его труды не печатали, он не останавливался и продолжал работать, собирал материалы. Например, написал книгу об Аристархе Лентулове, которую позднее всё-таки получилось опубликовать.

Достаточно часто на него выходили крупные коллекционеры, и он занимался экспертно-оценочной деятельностью. Так, его знакомство с влиятельным дипломатом Вл.С. Семёновым, который обладал большим собранием работ А. Лентулова, позволило Виталию Серафимовичу сочетать теоретические изыскания с практическим анализом.

Мы часто собирались и беседовали об искусстве. В круг друзей Виталия Серафимовича входили Виктор Калинин, Игорь Орлов, Вадим Дементьев, Валентин Попков, Ирина Шевандронова и я. Он был человеком общительным, и круг его товарищей постоянно увеличивался: так, он подружился с Николаем Андроновым, Михаилом Ивановым, Павлом Никоновым И другими.

В перестроёчные годы он нашел спонсоров и начал активно издаваться. Этот период его жизни я считаю наиболее плодотворным.

Он выпускал серьёзные, масштабные альбомы по искусству. И каждый раз я шутил, спрашивая о том, сколько килограммов будет весить очередной фолиант. С каждым годом библиотека его книг росла, никому не удавалось столько написать.

Сегодня я от многих слышу, что данные работы — своего рода учебники по отечественной живописи. И действительно, более капитальных трудов, преимущественно, конечно, по советскому периоду, не существует.

Не боялся он и острых тем. Книга «Искусство и власть. Борьба течений в советском изобразительном искусстве 1917-1941 годов» была написана об одном из самых непростых периодов в нашей стране.

Много он писал и об отдельных художниках. Так, вышли в свет альбомы, посвященные творчеству Гелия Коржева, Ефрема Зверькова, братьев Ткачёвых.

Виталий Серафимович обладал своеобразным магнетизмом: он был интересным собеседником, и почти все художники, о которых он писал статьи или книги, становились его друзьями. Он подружился с Борисом Неменским, Дмитрием Жилинским, Петром Оссовским и другими.

В конце жизни он особенно переживал о том, как сложится судьба более молодых художников, поддерживал их, помогал организовывать выставки. Они чувствовали в нём защитника и тянулись к нему. Например, он очень ценил творчество Антона Стекольщикова, дружил со всей его семьёй.

Немалую роль в его жизни сыграла его изумительная жена, светлый ангел, невероятно терпеливый человек. Мы все любили приходить к ним в гости, Антонина всегда накрывала прекрасный стол. В последние годы, когда Виталий Серафимович болел, она окружила его невероятной заботой и вниманием. Хотелось бы поблагодарить её за то, что она передала его личную библиотеку в Музей-заповедник «Абрамцево» и инициировала «Манинские чтения».

Сегодня мы все свидетели многомерного кризиса, который затронул не только культуру, но и все сферы человеческой жизни — и экономику, и политику. Вся мировая система оказалась на пороге глобальных изменений. Кризис негативно отражается на творчестве наших современных художников. В этих условиях очень важно не только сохранить, но и популяризировать наследие, которое оставил нам Виталий Серафимович Манин.

Январь 2018 г.

(Опубликовано в книге «Виталий Манин. Ученый, искусствовед, историк, деятель культуры». Москва, 2018. С. 152 – 156).

наверх