Художники на Курилах

С 9 по 28 июля 2010 года в выставочном зале на Беговой прошла выставка художников шикотанской творческой группы. Выставка посвящалась 65-летию Победы в Великой Отечественной войне и окончанию Второй мировой войны и проходила под девизом: «Шикотан остров рыбаков и художников». Организованная Союзом художников России, его Московским и Приморским отделениями, она показала произведения художников Дальнего Востока, Москвы, Ростова на-Дону, Ярославля, выполненные ими с 1966 года во время творческих поездок на Курилы. В период своего расцвета шикотанская группа приобрела широкую известность, а сегодня произведения художников Курильского цикла становятся музейными экспонатами и артефактами истории. Выставка носит ретроспективный характер и показывает нам одно из уникальных явлений в истории изобразительного искусства и русской культуры.

О выставке, о художниках и о том, как зарождалась шикотанская творческая группа, рассказывает ее основатель – известный московский живописец Олег Николаевич Лошаков.

Шикотанская творческая группа, как нас называют, состоит преимущественно из приморских и московских художников, а также «дальневосточников», живущих сегодня в других городах нашей страны. Она представляет необычное художественное явление. В этом году мы отмечаем свое 44-летие. Творческое долгожительство объединения является результатом многих причин, главной из которых мы сами считаем то обстоятельство, что никто не предпринимал никаких официальных организационных усилий для ее создания, не вырабатывал никаких правил и условий для ее участников, ничего не требовал от художников, в нее входящих. Группа сложилась сама собой из обычной для того времени поездки друзей-единомышленников на этюды и держится исключительно на их энтузиазме и творческих интересах. Правда, каждый год, собираясь в новую поездку, мы ревниво обсуждали новых кандидатов на участие в группе, заботясь прежде всего о человеческой совместимости в уже сложившемся коллективе.

Немного истории. В то время поездки художников для творческой работы по стране были делом обычным и широко распространенным. Когда в начале 1966 года я собрался в очередную поездку на Дальний Восток, в моем командировочном удостоверении значилось около 20 наименований городов и поселков, выписанных из административной карты по всему Дальневосточному побережью – от Командорских островов до Южных Курил. То, что я лечу на Дальний Восток, я знал, но куда конкретно – не имел ни малейшего представления. Даже, прежде чем взять билет на самолет, долго мучился: куда лететь – на Сахалин или на Камчатку. Договорились с Володей Рачевым, что отправимся на Сахалин, что он следом за мной прилетит из Владивостока.

Прибыв в Южно-Сахалинск, я встретил в зале ожидания аэропортадвух знакомых художников из Москвы. Это были Кирилл Дорон и Юрий Куперман, которые уже возвращались из поездки и ждали свой рейс на Москву. Они посоветовали ехать на Шикотан: «Мы прошли все побережье от севера Камчатки до Южных Курил. Нет лучше места, чем Шикотан. Поезжай туда!»

Я и поехал. Следом появился Ю. Волков, а затем приехали В. Рачев и Е. Корж. Никто из нас и предположить не мог, что это начало многолетней и в дальнейшем многочисленной «барбизониады».

Нам понравилось на Шикотане все – и удивительная по красоте природа, и взбалмошная путинная жизнь. Мы стали приезжать на остров каждый год во время путины.

В первые четыре года к нам присоединились Игорь Кузнецов и Виталий Семкин из Владивостока, Владимир Серов и Александр Усенко из Уссурийска, Александр Карих из Хабаровска, Владимир Владыкин из Москвы. Так сложилась основа нашей творческой группы.

В дальнейшем к нам пришли и другие художники: приморцы Николай Петров, Валерий Яхненко, Александр Пырков, Николай Большаков, Владимир Снытко, Иван Ионченков, Алексей Плешивцев, москвичи Василий Пономарев, Андрей Ахальцев, Геннадий Копцов, Иван Панкратов и другие.

К сожалению, сегодня мы недосчитываемся многих из них. Ушли из жизни В. Яхненко, Виталий Семкин, Иван Ионченков, Анатолий Кацук, Владимир Владыкин, Василий Пономарев, Иван Панкратов. И, наверное, самая большая потеря – безвременная смерть Владимира Рачева, который был для приморцев настоящим творческим мотором, объединяющим вокруг себя друзей-художников, с которыми мы вместе учились во Владивостокском художественном училище и занимались в секции бокса.

Особо следует отметить выдающуюся роль самых молодых в то время шикотанцев – сегодня известных мастеров живописи – Татьяны Назаренко, Виктора Русанова, Геннадия Серова.

На нынешней выставке представлены очень трогательные натурные этюды шикотанских пейзажей Татьяны Назаренко и два великолепных эскиза картин о шикотанской жизни Виктора Русанова.

Назаренко, Русанов и Серов приехали на Шикотан в 1975 году, и после этой поездки по ее материалам вплоть до 1982 года каждый из них делал работы, которые подстегнули колоссальный интерес художников к Шикотану и рыбацкой путинной жизни. Каждый художник, посещающий российский Дальний Восток, считал своим долгом хотя бы заглянуть на Шикотан, чтобы воочию убедиться, какая там красота и неповторимая и немного чудная жизнь.

Перечисляя имена художников, принявших участие в работе нашей группы, удивляешься разнообразию творческих устремлений каждого из них. И как жалко, что сегодня это нельзя собрать на одной выставке.

Правда, многое находится в музеях и различных коллекциях. Это дает надежду, что когда-нибудь кто-то возьмется издать альбом о творчестве нашей шикотанской группы.

Некоторые искусствоведы причисляют нас к наследникам и продолжателям «сурового стиля». Но это совсем не так. На самом деле мы уже другое поколение, остро чувствующее драматические перемены в жизни страны и глубоко переживающие ее трудности. Эти черты можно отчетливо проследить в творчестве шикотанцев с начала 1970-х годов. Это были взаимоисключающие тенденции. С одной стороны, неожиданный безудержный романтизм, симпатия к изображаемым персонажам, а с другой – трезвое, подчас жесткое отношение к жизни, когда нет грани между позитивным и негативным, трудно отличить юмор от иронии и сарказма.

Вот в этом непривычном для искусства того времени смешении творческого восторга и энтузиазма от красоты курильской природы и интенсивности проявлений жизни с острым чувством ее диссонансов состоит привлекательная, прежде всего для коллег художников, особенность нашего творчества.

Когда речь зашла об экспозиционном ряде выставки, то оказалось, что заочно согласовать этот ряд у художников, живущих сегодня в разных концах страны, чрезвычайно трудно. Я благодарен своим друзьям за то, что они привезли на выставку лучшее из того, что у них сегодня есть. Особенно благодарен дочери В. Рачева Наталье за этюды отца, которые она собрала и привезла в Москву. Владимир Семенович не берег свои работы – легко дарил их случайным знакомым. Удивительно, что что-то еще осталось. Два этюда, Володин подарок, были у меня. Я считаю, что из них особенно интересен портрет девушки.

Не всегда бывает возможным достойно показать на выставке ушедшего из жизни художника. Тем приятнее, когда это удается. Так, хорошо был представлен Виталий Семкин – очень характерными для него повествовательными пейзажами.

Очень весомо прозвучали работы Игоря Кузнецова из Владивостока. Его графический триптих «Шикотан. Малокурильск», выполненный в классической форме линогравюры, был одной из лучших работ в экспозиции. Да и его серия офортов, посвященная нашей творческой группе и отдельным ее персонажам, показывающая, как художник умеет работать на натуре, а затем воплощает это с любовью и юмором в композиционных листах, вызывала неподдельный интерес у зрителей.

Владимир Артемович Серов, председатель Уссурийской организации Приморского союза художников, как всегда, строг и корректен в показе своего творчества. Композиционно выверенные этюды пейзажей Шикотана отличаются и удачными колористическими находками.

Специально подчеркиваю общественный статус друзей-художников и горжусь тем, что они активно проявляют себя в этом качестве.

Александр Андреевич Карих, председатель Ярославской организации СХР, по образованию монументалист, по профессии прикладник, по творческим устремлениям живописец, показывает на выставке очень хорошие живописные работы, в том числе композиционную пейзажную картину с рыбацкими судами и этюды, выполненные на Шикотане. Но мне думается, что не хватает его замечательных эмалей, которые могли бы очень обогатить нашу выставку, показать широкий диапазон творческих интересов участников группы.

Недавно заступил на председательскую должность во Владивостоке Александр Пырков. Представляю, сколько забот обрушилось на его плечи. Может быть, поэтому он прислал только одну живописную работу – очень хорошую по колористическим достоинствам.

Александр Усенко, живущий сейчас в Ростове-на-Дону, привез на выставку два шикотанских пейзажа. Один из них оказался особенно удачным по своим живописно-композиционным и образным качествам. Очень цельная, впечатляющая работа.

Мне интересно было увидеть несколько небольших, но обстоятельных этюдов Алексея Плешивцева. Жалко, что они не очень хорошо оформлены.

Наконец, хочу сказать о шикотанских «первопроходцах» – Евгении Корже и Юрии Волкове. Оба художника успешно работают в разных жанрах живописи. Ю. Волков вправе считать себя «картинщиком». У него хорошо получаются этюды портретов. Он любит писать и пейзажи. То же можно сказать и о Е. Корже. Но это очень разные по творческим устремлениям и темпераменту художники.

Ну, думаю, напишет Корж хотя бы один композиционный портрет, а Волков хотя бы одну небольшую картину с рыбаками или рыбачками – как это важно для выставки, на которой априори будет много пейзажей. Однако не получилось. Сегодня, как никогда, очень трудно, очень накладно писать картину. Поэтому не могу и не хочу упрекать своих друзей.

Зато какие замечательные пейзажи были в экспозиции выставки у Е. Коржа, особенно маленький этюд с судами, выброшенными на мелководье около о. Кунашира, – музейная работа. И работы Волкова были очень заметны на выставке, и картина – автопортрет с собакой на фоне вулкана, обращал на себя внимание и портрет работницы рыбокомбината, написанный с натуры еще в первые наши поездки.

Нужно ли мне было что-либо говорить о произведениях каждого моего друга, особенно в таком телеграфно-тезисном ключе? Встретившись после длительного перерыва, мы обо всем поговорили, все обсудили. Казалось бы, слова больше не нужны.

Тем не менее у меня осталось впечатление, что факт проведения этой выставки и сопутствующие ей обстоятельства требуют дополнит нашего осмысления. Хотя бы одно доброе слово, сказанное в адрес своих коллег и друзей, позволит каждому острее осознать свою творческую роль в этом общем деле, а те, кто по разным причинам не смог участвовать в этой выставке, возможно сочтут, ее удачной репетицией будущей, более  представительной выставки. А почему бы и нет? Не участвовали в выставке Николай Петров из Владивостока со своими рыбаками-флибустьерами и Николай Большаков из Уссурийска, который продолжает работу над рыбачкой темой. Геннадий Серов сказал, что сожалеет, что не смог участвовать, а на следующую выставку обязательно даст работы – свои и Наташи Тестиной. Обещал показать шикотанские этюды Карен Папикян. Обиделся, что не пригласили к участию, Андрей Ахальцев. Не нашлось работ Владимира Владыкина. Не до выставки было Геннадию Копцову. Неизвестно, остались ли шикотанские работы у Василия Пономарева, Валерия Яхненко Ивана Ионченкова, Анатолия Кацука. Выходит, если, как теперь говорят, немного подсуетиться, то, глядишь, доживем и до следующей выставки.

Олег Лошаков

(Опубликовано в газете «Московский художник». 2010. Июль-Август).

наверх