Н.М. Баранов о В.А. Фильберте

Как-то, проходя мимо Владимирского областного Центра изобразительного искусства, я вдруг услышал позади себя возглас: «Коля, постой, рада тебя видеть!» Оборачиваюсь и вижу Инессу Модестову, в девичестве Фильберт. Я обрадовался: «Инесса, как давно не виделись. Что ты, как живешь»?

«Да вот, кручусь с внуками. Они в Москве, я здесь. Приходится ездить, а здоровье уже не то…».

Постояли, повспоминали, прошлое. С Инессой мы когда-то учились в одной группе во Владимирском художественно-ремесленном училище №1, дружили. Бывало, я заходил к ним домой. Они жили в то время неподалеку, на улице Подбельского. Тогда-то я и познакомился с её отцом, художником и искусствоведом Вячеславом Александровичем Фильбертом. Он оказался очень интересным человеком, мягким, чрезвычайно доброжелательным и разносторонне увлеченным. Он занимался не только живописью, но и очень активно пропагандой изобразительного искусства: читал лекции в школах, техникумах и т.д. Не раз выступал он и в нашем училище. Писал он и рецензии в газетах на проводимые художественные выставки, в которых тоже участвовал.

Вячеслав Александрович был первым автором публикаций о В.Я. Юкине и К.Н. Бритове. До него о них никто ещё не писал.

Вспоминая прошлое, я понимаю как его, прямо скажем, недооценивали. Между тем, он был очень талантлив. Живопись его была весьма необычной. Как правило, он писал совсем небольшие, иногда с ладонь размером, картины природы, этакие поэтические образы мира, понятия о котором у него складывалось очень по-своему.

Он писал неплохие стихи и водил дружбу с известными в то время поэтами. Например, он рассказывал о своих встречах с популярным поэтом-песенником Виктором Боковым, состоял в переписке с А.М. Горьким. Меня это удивляло. По наивности я тогда считал, что заниматься нужно чем-то одним, нельзя разбрасываться. Только много лет спустя я стал понимать, что человек может быть одарён многими талантами и способен выражать своё восприятие мира в разных областях искусства и даже не только искусства. Этому много, примеров. Леонардо да Винчи помимо изобразительного искусства постиг многое в механике. Он оставил после себя множество изобретений. Это была гигантская личность.

А тут Вячеслав Александрович Фильберт, совершенно обычный человек, вроде как все мы. Но понадобилось время, чтобы осознать каким он был и каким бы мог ещё стать при стечении более благоприятных обстоятельств. Теперь я понимаю, что он был по природе своей идеалистом, в чём-то наивным и не всегда способным противостоять жизненным невзгодам. Такие люди смотрят на мир иными глазами, глазами романтика. Грубая действительность не для таких людей...

Вячеслав Александрович Фильберт остался в моей памяти как очень глубокая, одарённая и чистая натура, не сумевшая до конца реализовать себя в этом мире.

(Опубликовано в альбоме «Вячеслав Александрович Фильберт. Страницы жизни». Владимир. 2002. С. 18-19).

наверх