Владимир Басманов о творчестве Виктора Дынникова

Важнейшее, пожалуй, качество, присущее творчеству Виктора Дынникова, – искренность. Таким оно воспринимается благодаря бросающемуся в глаза соответствию эмоционального регистра, в котором исполнено большинство лучших его работ, характеру художника, его темпераменту. Насколько незавуалированно проявляет Дынников свою позицию в жизни, в общении, настолько и живопись его активна по отношению к зрителю, ясна по мировосприятию. Эта живопись не оставляет равнодушным, мимо нее не проходишь не останавливаясь, она может либо привлекать, либо столь же категорично отвергаться – промежуточное зрительское отношение здесь практически исключено. Дынников-человек, склонный к резким, радикальным суждениям. Было бы наивным упрощением полагать, что именно отсюда идут столь частые в его работах резкие контрасты красок, но то, что личностные качества художника сказались на ясности его творческой позиции, это кажется очевидным. Живопись Дынникова точно отражает не только его характер, но и его видение мира. Он может бесконечно долго искать нужный, самый точный штрих, но не в силах протокольно точно «перенести» на холст все, что попало в поле его зрения. Он пишет полотно, щедро насыщенное множеством цветовых нюансов, но тщетно мы искали бы их в натуре, если бы не отстранились от того, что художник счел случайным. Этими нюансами Дынников выявляет то главное, что он приметил, что считает необходимым показать зрителю, а кажущиеся ему случайными натурные подробности он безжалостно отбрасывает – дабы не заглушили то, что он считал главным.

Кажется, Дынников чужд созерцательности (что само по себе не хорошо и не плохо), и это вполне соответствует его импульсивности. Возможно, именно по этой причине среди его холстов редко встретишь чистый пейзаж. Дынников слишком современен, чтобы, скажем, заставить себя «не заметить» идущих по улице старого города современно одетых людей. Ему слишком интересен человек, его современник, ему понятны и близки ритмы современной жизни. Эти ритмы, эта напряженность ощущается и в его натюрмортах, где нет формальных изображений человека, но где его присутствие, как правило, ощущается. Что уж говорить о персонажах его портретных работ – это люди «из сегодня», те люди, с которыми художник впрессовывается поутру в троллейбусе и с которыми толчется в магазинной очереди, которые идут в колонне демонстрантов и сидят в зале кинотеатра... Они не похожи друг на друга, хотя художник и не выписывает тщательно их лица (он и в лицах, и в фигурах стремится увидеть опять же только то, что считает главным). Но, вместе с тем, они и похожи друг на друга. Дынников умеет, пристально вглядываясь в такие разные характеры, различить и нечто их объединяющее – то, что делает их современниками, согражданами, земляками.

Дынников – живописец. Отдавая себе отчет в известной условности разделения художников на живописцев и графиков, все-таки не могу не подчеркнуть этого, ибо слишком многое в его произведениях решает цвет. Хотя и необходимо отметить некоторую «графичность» его видения, придающую различимый графический «акцент» живописи Дынникова. Тем не менее, отношение к цвету – разработка всей хроматической ткани картины, созвучия массы оттенков основных цветовых топов и тонкие промежуточные «перекликающиеся» нюансы, колористическая цельность и, наконец, приходящее порой при разглядывании его полотен ощущение некоей символичности отдельных красок, – все это не оставляет сомнений в «цеховой» принадлежности Дынникова.

Что более субъективно, чем искусство? Авторская позиция может открыть зрителю глаза, а может остаться непонятой, может удивить, – странно, другой человек, а думает как я! – а может вызвать протест. Однако есть такой критерий, по которому можно судить о значимости творчества художника – его отношение к жизни.

(Опубликовано на сайте http://www.new.arslonga.ru).

наверх