О В.К. Бялыницком-Бируле

Военный сорок первый год я встретил в институте. Помню маленький домик на улице Фрунзе, напротив библиотеки имени Ленина, где мы, оставшиеся в Москве, тогда занимались. Памятные дежурства на крыше вместе с Александром Александровичем Дейнекой, занятия в литографической мастерской и участие в плакатной бригаде при МВО. Трудные были эти годы. Никогда не забудется суровая Москва первых лет войны. Ее строгий ритм. Первые салюты и, наконец, Победа. И вот тогда вновь передо мной встал вопрос, как найти себя, как понять то сокровенное, что присуще именно тебе.

Вот почему такое большое значение имела для меня встреча с замечательным художником-поэтом Бялыницким-Бируля. Мне посчастливилось несколько раз бывать на его знаменитой даче «Чайка» в Удомле и, что особенно важно, ходить с ним на этюды: видеть художника в общении с природой, видеть таинство создания произведений, ибо небольшие этюды Бялыницкого-Бируля — это совершенно законченные произведения, полные поэтического восторга, нежного, музыкального отношения к натуре. А с какой легкостью и мастерством они писались! К сожалению, эти маленькие шедевры мне впоследствии не удавалось видеть ни в музеях, ни на выставках.

Крупнейший мастер, обаятельный человек, проникновенный поэт, он научил меня видеть природу иными глазами: слушать приближение весны, чувствовать тепло весенней земли, прозрачность утренних зорь, набухание почек, а затем ощущать чудесный запах клейких листочков тополей, берез, черемухи и все это в шумном птичьем гомоне.

Витольд Каэтанович был страстным охотником, но страсть охотника в нем не заслоняла поэтического нежно-любовного отношения к природе. И вот этот особый душевный, индивидуальный настрой великолепно сочетался в нем с высокой требовательностью к себе — к мастеру, изумительно тонко чувствовавшему цвет, форму, композицию.

(Опубликовано в каталоге выставки «Юрий Николаевич Дудов» Москва, 1976).

наверх