Героическая оборона Ленинграда и боевые действия Краснознаменного Балтийского флота в произведениях С.С. Боима

Одной из ярких страниц изобразительной летописи Великой Отечественной войны явился обширный цикл графических работ Соломона Самсоновича Боима, посвященный героической обороне Ленинграда и жизни Краснознаменного Балтийского флота.

С Балтийским флотом С.С. Боим был связан много лет. Сначала, с 1941 по 1943 год, он работал в редакции газеты «Красный Балтийский флот», а затем, до самой демобилизации в звании капитана в конце 1945 года, — главным художником Политического управления Балтийского флота. Служба его проходила в основном в Кронштадте. Работы у него было очень много: делал рисунки для газеты, принимал участие в изготовлении клише, готовил агитплакаты и многое другое, что вменялось в обязанность флотскому художнику в условиях войны.

Только в конце марта 1942 года С. Боиму впервые удалось побывать в блокадном Ленинграде, в городе, который он знал и любил. Военный Ленинград, его суровая настороженность, его неприступность, несмотря на тяжелые разрушения после бомбежек и обстрелов, пустынность города-фронта до глубины души взволновали художника. Отныне и навсегда подвиг великого города на Неве стал темой всей его творческой жизни. Нараставшие трудности военной службы не заслонили эстетического потрясения художника. За счет сна и отдыха выкраивал он минуты и при свете коптилки по наброскам в карманном альбоме, с которым он никогда не расставался, писал акварели и гуаши. За годы службы на Балтфлоте у него накопилось свыше 100 работ на темы жизни и борьбы осажденного Ленинграда.

Работы эти получили известность еще в годы Великой Отечественной войны. Осенью 1944 года по предложению Главного политического управления Военно-Морского Флота персональная выставка работ С.С. Боима из серии «Ленинград в блокаде» была проведена в Москве. Но это было только начало. Потом художник до самой кончины в 1978 году продолжал разработку этой темы по своим натурным рисункам военных лет, подходя ко все более обобщенным и глубоким решениям.

Трудно поверить, но работы ленинградского цикла, выполненные тридцатью годами позже, чем исходный материал, по которому они делались, не уступали по своей достоверности и непосредственности листам, созданным по свежим впечатлениям в военное время.

По широте охвата темы и разносторонности материала цикл работ С.С. Боима, посвященных Балтфлоту и Ленинграду в Великой Отечественной войне, трудно с чем-либо сравнивать. Это уникальный документальный материал. Однако он имеет не только историческую ценность. Он имеет значение как нравственный подвиг крупного художника, отдавшего весь свой талант одной теме. Это пример большой личной ответственности. И, конечно, серия ценна своими художественными достоинствами.

Город, величавую красоту которого воспевало не одно поколение лучших русских художников, показать достойно, правдиво и по-новому непросто. Но Боим справился со своей задачей. Это Ленинград, каким знаем и любим его мы, советские люди, город культуры, революционной славы и беспримерной воинской доблести. В произведениях Боима мы безошибочно узнаем неповторимый облик архитектуры Ленинграда, его воздух и особенный мягкий свет, улавливаем высокий строй поэзии бессмертного города. Художник, влюбленный в красоту Ленинграда и покоренный мужеством его защитников, не делает акцента на разрушениях и смерти. И здесь, как в творчестве Боима в целом, его не покидает чувство меры. Конечно, художник своими глазами видел, как разрываются снаряды и бомбы на улицах города, как рушатся стены, погребая женщин и детей, как по дороге домой или на работу падают и умирают голодающие ленинградцы. И художник не пытается скрыть жестокой правды или приукрасить ее. Есть у него и такие листы, как «Артобстрел на площади Труда» (1943), «Артобстрел на Невском» (1943), «Хлеб» (1942), «Вода из Невы» (1942), «На Карповке» (1942), где налицо и разрывы снарядов, и разрушения, и убитые, и умершие от голода ленинградцы, которых везут на детских саночках до ближайшего сборного пункта... Есть такие листы. Но если бы серия Боима «Ленинград в блокаде» фиксировала только бедствия войны, она не была бы правдой о величии подвига Ленинграда.

Истинная правда в том, что ленинградцы не только погибали, но и боролись, в том, что Ленинград не только выстоял, но и победил. Именно эту великую правду, а не только правду частных фактов, понял и раскрыл в своем творчестве художник. Не листы, изображающие наиболее драматичные моменты жизни блокадного Ленинграда, определяют серию в целом.

В серии «Ленинград в блокаде» доминируют работы, в которых воспеты бойцовские качества ленинградцев: организованность, выдержка, храбрость, их беззаветная любовь к Отечеству и родному городу. При этом в самых трагедийных листах нет безысходности: они вызывают активный протест, зовут к борьбе.

В акварелях «Ленинградское небо» (1942) и «Зенитная батарея на набережной» (1942) показаны привычные для ленинградцев бои зенитчиков Ленинграда с фашистской авиацией. В акварели «Амбразуры» (1942) воспроизведена сценка превращения Ленинграда в критические дни осады в город-крепость. Спокойно и деловито ленинградские женщины закладывают кирпичом окна углового дома. Оставлены лишь узкие щели, из которых защитники могли бы вести огонь по врагу в случае штурма.

В каждом домоуправлении функционировала добровольная вооруженная охрана, как эта пожилая женщина на листе «Дежурная домоуправления» (1943). А на крышах дежурили отряды противовоздушной обороны, которые спасли от зажигательных бомб тысячи ленинградских домов («Ленинградское небо», гуашь, 1970).

Типично ленинградская сценка изображена Боимом в акварели «Во время артобстрела» (1943) — привычные ко всему, стоят ленинградцы в подворотне дома. Стоят терпеливо, спокойно, не жмутся к стенам. Уверенностью в победе веет и от таких листов, выполненных гуашью, как «Накануне пуска трамвая» (1942), «Огороды на Марсовом поле» (1942), «Очистка города» (1942).

Об одном из высочайших проявлений силы духа сражающегося Ленинграда свидетельствует гуашь «Первый концерт в Ленинградской филармонии в дни блокады» (1942—1972), запечатлевшая событие, известное всему миру, — первое ленинградское исполнение Седьмой симфонии Д. Шостаковича. Не остался безучастным художник и к подвигу тех, кто охранял и обслуживал «Дорогу жизни», проложенную по льду Ладожского озера.

Особой правдой подкупает гуашь Боима «В день прорыва блокады» (1943—1973). Оживает обезлюдевший город. Еще и еще раз перечитывают отвыкшие радоваться ленинградцы свеженапечатанное сообщение о прорыве блокады, и праздничная нота красного флага на доме как бы раздвигает сумрак блокады. Художник, невольно утемнявший колорит серии, в этом листе применил более радостную и светлую живопись.

Подвиг ленинградцев в Великой Отечественной войне для Боима нераздельно связан с Краснознаменным Балтийским флотом, с его боевыми кораблями, защищавшими Ленинград, с его моряками в расчетах зенитных орудий, в отрядах, патрулировавших город и отбивавших атаки фашистских солдат на самых опасных участках сухопутного фронта. К числу лучших работ этой части цикла можно отнести такие полные мужественной силы листы, как «Крейсер «Киров» ведет огонь» (1944), «Линкор провожает отряд на сухопутный фронт» (1943), «Линкор «Октябрьская революция» в маскировке» (1943), «Крейсер «Киров» выходит на огневую позицию» (1943), «Зенитная батарея на набережной» (1942), «Патруль на Неве» (1942).

Таким образом, цикл «Ленинград в блокаде» непосредственно сближается с циклом «Балтика». Разница лишь в том, что сюжеты цикла «Балтика» не ограничиваются временем войны и материал для этого цикла художник собирал в неоднократных поездках на Балтийский флот уже после демобилизации. В листах этого цикла есть изображение эпизодов боевых операций Балтийского флота в Прибалтике и [у берегов] Восточной Пруссии, учебных походов и стрельб моряков Балтийского флота уже в мирное время. Есть и значительное число портретов моряков и офицеров флота. За редким исключением почти все работы С.С. Боима, входящие в циклы «Ленинград в блокаде» и «Балтика», представляют собой сюжетные композиции с фигурами людей, иногда взятыми крупным планом, а иногда изображенными в глубине пространства. Люди, которых Боим рисует легко и непринужденно, всегда очень хорошо связаны с пейзажным окружением.

Однако в творчестве художника есть и такие произведения, в которых изображения людей подчиняются образному строю пейзажа как такового, а в иных случаях и совсем отсутствуют, но это не лишает их ни художественной выразительности, ни эмоциональности. Достаточно вспомнить такие листы, как «Исаакиевская площадь» (1943) или «Сфинксы» (1943), чтобы убедиться в незаурядном даровании Боима как городского пейзажиста и мариниста. Ему как мастеру живописи на открытом воздухе особенно давались вода и небо. Это немаловажные составные части мастерства художника, помогавшие достичь характерной для него тонкости и гармоничности живописного решения, а также одухотворенности и органической слитности человека, архитектуры и природы. Широкая известность и признание графических серий «Ленинград в блокаде» и «Балтика» как одного из значительных достижений советского искусства Великой Отечественной войны справедливы и заслуженны. Это, бесспорно, кульминация в творчестве Боима, это патриотический и гражданский отклик на духовный подъем всего советского народа в его борьбе за счастье и свободу. И это закономерное продолжение всей его жизни и деятельности: гражданская война, участие в боях с Деникиным, учеба в первом наборе флагмана революционного искусства — во Вхутемасе, регулярное участие в художественных выставках с 1926 года. Это ли не надежная закалка характера, убеждений и профессионального мастерства?! С 1932 года, с момента основания, он член Московской организации Союза художников. До Великой Отечественной войны имя С.С. Боима было достаточно хорошо известно в советском искусстве как одного из крупных мастеров книжной иллюстрации и станковой графики. Одна из самых известных его довоенных работ — автолитография «Прощание народа с В.И. Лениным» (1938). Многие его работы уже до войны хранились в музеях страны. И все-таки главный пласт творческого наследия Соломона Самсоновича Боима —это серии акварелей и гуашей, посвященных бессмертному подвигу Ленинграда и Балтийского флота в Великой Отечественной войне. Велико историко-документальное значение этих серий, но не менее ценны они как средство нравственного и эстетического, патриотического воспитания.

(Опубликовано в альбоме С. Боим. Москва, 1990. С. 30-37).

наверх